• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:54 

07.06.2013 в 16:35
Пишет Вольфганг Шеффер:

Кладбища Москвы.
В Томске нет старых кладбищ - город рос, их снесли, На двух старейших могилы сплошь послереволюционные, хотя иногда - с памятниками, попертыми со старых погостов.
Не удивительно, что в результате обострившегося приступа тафофилии я на предложение ехать в Москву отреагировала: "Че я там забыла? Ну, разве на кладбища походить..."
Кладбища Москова - музеи, которые открываются в восемь утра, и бесплатны... почти. На Донском пришлось заплатить сотню за право фотографировать надгробия великих и не очень. Вполне по-божески, кстати, на фоне дороговизны.

Итак, начать с общего впечатления или по порядку?
Пожалуй, с первого, потому как по порядку может и затянуться.

Кладбища перенаселены. Но именно благодаря этому они особо трогательны. Ну забили там на сан-нормы и прочее, что мешает тем же сверчанам хоронить своих дорогих и близких рядом. А тут... Я не представляю, как на этих участках могут уместиться гробы. Может, это кремированные трупы и зарываются урны? Но такое обилие людей на малом пятачке?
Москва живых похожа на Москву мертвых. Кто-то стремится самовыразиться и сделать не как у всех, кто-то рад, что вообще тут живет, хоть и в коммуналке. Или даже в таких ульях - колумбариях.
Это Ваганьково. Особенно поразил участок рода Волобуевых. Надгробия двух столетий...

читать дальше
Во вторых - сама по себе эстетика оформления надгробий. Обилие художников и денег вместе сказывается. Много надгробий индивидуальных и художественных. Особенно трогательны надгробия детей и юных девушек.
читать дальше
Кстати, стилизации под старину, с ангелами, плакальщицами и головками под Канову, типа той, что на монументе графини - не всем по карману, но новых я видела немало, особенно на Ваганьково.
При этом соседство могил явно дорогих и откровенно бедных, а также такая плотность захоронений, что не подойдешь - дело обычное.
читать дальше
Но что же я искала а кладбищах среди незнакомых мне людей?
Спокойствия? Потому что после суетной москвы и беготни, после праздничной суеты Интермузея приятно оказаться среди зелени, где птички поют, и люди - живые, - неспешные и тихие, сосредоточенные.
Или было желание увидеть что-то такое, что позволит представить этих людей живыми?
Кстати, взгляд чаще всего останавливался на вот таких надгробиях:

читать дальше
О каждом конкретном кладбище и о великих и знаменитых потом напишу, сил нет.

URL записи

15:53 

05.06.2013 в 11:00
Пишет Вольфганг Шеффер:

Итак, Москва, Москва. Москов! Мужик это!
Вообще-то отношения с этим городом у меня двойственные. С одной стороны - это старый город. И соответственно... В общем, если город этот старше татарского нашествия и его пережил - ну как я могу относиться к нему? Только с исключительно страстным желанием познать его поглубже.
Да и вообще, этот город можно полюбить только потому, что здесь жил и работал читать дальше Иван Грозный. Ну, или Марк Исаич Гай. Или...
А есть еще необычайно лиричные образы Москвы в "Покровских воротах" и "Родне"

А есть Москва, в которой некоторые отчетливо чувствуют запах крови, в которой , кажется, только воруют, торгуют и пожирают... Шумная и нахальная, которая вроде как Россия, но и отдельна от всей России, ей противопоставлена.
В общем, очень неоднозначный город.
Наверно, я очень искала ту Москву, которая мне нравится. Вот они - Забелин переулок, Большая Радищевская, Андрониковская площадь, Донской и Данилов монастыри... Чуть в сторону от центральных улиц, несколько шагов от метро...
И кладбища московские, старые и спокойные. Единственные музеи, открытые уже в восемь утра...
В общем, инсайт у меня случился, когда я решила пройти от Андроникова монастыря до ЦДХ и нечаянно перепутала направление. И вместо Николямской и Солженицина занесло меня на Шоссе Энтузиастов.
Оно было, не смотря на ранний час, оживленно, сосредоточенно и грязно. Не той грязью запущенности, которая видна в промышленных районах Томска и даже Новосибирска. Это была грязь, от которой не может уберечься рабочий человек. Но такой рабочий человек, который на работу приходит в чистой спецовке, приводит в порядок рабочее место. И вообще, его рабочее место несколько раз на дню убирают.
Глядя на эту сосредоточенную суету, почувствовала я, что все эти годы ошибалась, считая Москву бабой. Имя с панталыку сбило. Но ведь есть мужские имена, оканчивающиеся на гласные. Зосима, например. Так вот - Москва - это мужчина.
Примерный портрет?
Характер жесткий. Работы не боится, но... Нет в нем ни интеллигентной трезвости слабогрудого Петербурга. Ни организованной боевитости советского спеца Новосибирска. Барское воспитание, что ли, дает о себе знать? Срываемое, оттесняемое, почти нежеланное для самого Москова, оно тем не менее то тут вылезет, то там. То старой улицей, то церковкой, то переулочком, то парком. При всем том, что со всех сил Москва пыжится быть официальным, торжественным. Отсюда и некая расхлябанность, и слабость к соблазнам...
И ладно бы удержался он на грани советского партийного функционера образца годов эдак пятидесятых... Но нет, нынешнее время старине Москову вовсе противопоказано. Так ведь и до нервного стресса можно дожиться, или там до цирроза.
Самое грустное - что под натиском нынешнего все дальше уходит та милая, рассеянная барская натура. Все дальше уходят милые усадебные привычки, заменяясь чем-то довольно неприятным.
Болеет старик... Жалко, хотя, по правде сказать, сам виноват.
Несколько фоток, сделанных из окна машины, везшей нас от гостиницы в Измайлово до места работы в ЦДХ.

читать дальше


URL записи

15:52 

05.06.2013 в 16:26
Пишет Вольфганг Шеффер:

Итак, зачем я поехала в Москву.
Дело в том, что с 31 мая до 4 июня в Москве проходила международная акция "Интермуззей 2013" - для музейного работника это одна из наиболее важых акций. Раз в год в Москву других посмотреть и себя показать в рамках заданной темы приезжают музейщики со всего бывшего СССР и даже из дальнего зарубежья.
На сей раз темой Интермузея была музейная педагогика. Мы шли вне конкурсной программы (С проектом организации велопоходов краеведческой направленности), северчане (с антинаркотическим проектом - тоже. Так что страсти, было разгоревшиеся перед Интермузеем ( я задумывала идею велосипедных походов до ухода из МГС и являюсь одним из авторов антинаркотической выставки).
Кроме того, мы выиграли грант на выставку "Сибиряки вольные и невольные" в конкурсе "Меняющийся музей в меняющемся мире". На церемонии вручения руководитель проекта (наш директор в данном случае) должен был представить проект за три минуты. Но директор не мог и передоверил миссию мне.
читать дальше

В общем, я выступила на церемонии. Кстати, очень симпатичной: вели ее папа с сынулькой, причем восьмилетний Вениамин Львович был очарователен внешне и вел себя отлично. Задавал смешные вопросы (Нам, например: "А посетители у вас в музее - вольные или невольные?") Во всей церемонии был один прокол: в конце зала накрыли столики со спиртным, и интеллигентная публика поперла общаться. Гул этого общения так достал участников проекта (а нас было 17 проектов, мой номер - 13), что двое (я и № 17) решились осадить пирующих. Я - фразой "Ша, Укропы Помиорычи, толковище идет! Для непонимающих этот диалект сибирского невольного перевожу: "Уважаемая интеллигентная публика, прошу уделить мне три минуты внимания!", а № 17 передала публике за столиками горячий привет. Обе выходки были встречены с радостью теми, кто пришел не пожрать, а послушать о проектах.
Кроме презентации проекта на церемонии и работы на стенде - была возможность послушать специалистов. Я отловила одного немца, и допросила его про работу вервольфхена. Разница между музеями есть, но не кардинальная.

Из анекдотов.
Три дня я шастала по ЦДХ в своей велоформе. С рюкзаком и даже в шлеме. А один день - ездила по этажу на велике.

Перед церемонией мне на голову свалилась афиша с рекламой Интермузея. Больно, не страшно. Обидно, что три дня я шлялась по корпусу в шлеме, и вот когда пришлось одеться человеком - на башку валится металлическая балка. Ну, правда наутро я куда сильнее треснулась коленкой на могиле Вицина, а потом - о низкие своды музея Андрея Рублева, но да бог с ими.

Пожар метро случился на той самой линии, которой мы часто пользовались по пути на работу. Но мы были уже в Томске.

О выставках - много фоток, в комментах выложу.

URL записи

15:42 

27.03.2013 в 12:14
Пишет Вольфганг Шеффер:

Музей Подгорного.
Подгорное - большое село, основанное в 1901 году. Райцентр - но район называется Чаинский, а не Подгорненский. Село я почти не видела, некогда было. Стоит оно действительно на весьма холмистой местности, на берегу речки Чая, обозванной так за характерный цвет воды. Впрочем, характерный цвет разглядеть под снегом не удалось, и до горы не добирались. Сфотала памятники, солдатам и вождю мирового пролетариата, да еще церковку (Христорождественская), которую я изнутри не смотрела, да и фоткала больше через стекло едущего автомобиля. Впрочем, тут водитель сжалился и подвез ас к церкви, чтобы мы ее нормально отсняли (не я одна фотоохотилась).
читать дальше


Целью поездки было пожюрить на районной школьной конференции. Сразу скажу - на нашей самой большой секции должно было быть 14 докладов, а выступили 13 детей - один заболел. Доклады хорошие, жюри вполне приятное подобралось.
Но напросилась я на эти севера не столько ради конференции (можно было и поближе скататься), а ради музея.
В музее Кулайской культуры (собственно, слово Кулайка у меня в дайре мелькает то и дело, но если что - справка вот. ru.wikipedia.org/wiki/Кулайская_культура)
(то есть это не обычный районный музей с местными прялками-утюгами-чугунами, а музей археологии) экспозицию делали наши томичи. Зоя Игнатенко, мой нынешний начальник, ее муж Юрий Рассамахин и Сергей Павский, художник, с которым я уже лет 10 как работаю.
В общем, я всегда была очень высокого мнения обо всех троих, но тут я вообще обалдела.
В общем, начнем с того, что это - первая экспозиция, концепция которой понимается посетителем сразу, а не объясняется, что и где чего символизирует и т.д.
Предбанник выставки - фактически, фойе музея, занимает повествование об археологических экспедициях и вообще тема изучения Кулайской цивилизации. Флаги экспедиций, инвентарь, портреты исследователей - все очень хаотично и по-полевому однозначно. Приятная деталь - насыпанные вниз на полки витрин горы песка - имитация раскопа.
В общем, ощущение полевой жизни не то, чтобы передается, но обозначается. В сочетании со стенами музея - довольно обыкновенно и по-будничному. Ничто е предвещает чуда.
читать дальше
Продолжение следует другим постом.

URL записи

15:41 

27.03.2013 в 17:04
Пишет Вольфганг Шеффер:

Подгорное, музей Кулайки
Как выяснилось, мне не удалось сделать фотографии, которые адекватно передают мое впечатление от экспозиции. После небольшого предбанника с рассказом об исследователях Кулайки и быте экспедиций заходишь в зал. И буквально упираешься взглядом в полукруглый стенд с большой фотографией горы Кулайки. Слева и справа стоят две вертикальные витрины, в которых довольно стандартно располагаются бытовые вещи: льячки бронзолитейщика, горшки, картинки с реконструкцией жилища и прочая совершенно стандартная бытовуха. Ну, оцениваешь задники в виде костров (в горниле, в очаге и низ витрины, посыпанный песком. Типа - художественное решение. Гора Кулайка не торопится открывать человеку свои тайны, а цивилизация протосамодийцев.... в общем, все мы пользовались почти одинаковыми горшками и жили в полуземлянках. Ничего такого, что бы сильно удивляло любителя музеев нет.

читать дальше
Ты привычно обходишь щит, заслоняющий обзор и...
В общем, первое, что видишь, это Кора с Парфенона, фаюмского парнишку, потом приближаешься - видишь Китайскую стену, Куроса, Месопотамские мотивы - перемежаемые увеличенными изображениями кулайских шедевров.

читать дальше
Идея подана настолько влоб, что даже самый далекий от создания выставки понимает: сейчас тебя ждет встреча с явлением, сопоставимым с шедеврами древнейших цивилизаций. Благо, Кулайцы по времени современники этих шедевров. Это потом начинаешь замечать, что на баннерах есть скромненькие надписи на прозрачных пленках, которые поясняют, что изображено на баннере. А сначала видишь витрины. В них на аккуратных полочках и весьма художественно расположены предметы. Которые хочется рассматривать.
Чем, собственно, экспозиция поражает - так это тем, что тезисы ее концепции читаются влет.
Исследователи, раскрывшие тайну горы Кулайки, которая скрывала шедевры мирового уровня.
Тайна горы Кулайки, которую не так просто раскрыть, и не сразу видишь.
И, наконец, шедевры таежной цивилизации, которая была на высоком для эпохи раннего железа уровне. И ушла, потому как экономика не потянула дальнейшего роста отношений. Потом был регресс, возврат на уровень первобытного строя с периода военной демократии. Но пока...
Собственно, семичленность экспозиции - это не только 7 чудес света, но и 7 памятников кулайской культуры, которые сейчас исследованы, и сакральное число, определнное отверстиями в нашей голове и порогом восприятия.
Я люблю кулайское литье. Эти ребята рисовали так же отважно, как рисуют дети. Это восхитительно, хотя именно тут начинаешь ругать свое неумение снимать через стекло так, чтобы получилось хорошо. Впрочем, кулайское литmt даже моими фотографиями совсем не угробишь.
читать дальше

читать дальше

URL записи

15:38 

11.03.2013 в 07:56
Пишет Вольфганг Шеффер:

Ссылки по Нарыму
elib.tomsk.ru/purl/1-4144/

URL записи

15:37 

11.03.2013 в 07:18
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Экспозиция музея
Когда в маленьком городке/селе/деревне делают узкопрофильный музей (Например, политической ссылки" или "Археологии" - почти стопроцентно можно увериться: что бы не стояло на вывеске - будет в той или иной степени полный краеведческий музей.
Официально музей выглядит так. Предупреждаю: историческая справка.
читать дальше
В общем, начинается все с селькупского великолепия.
На этот зал активно покушается наше начальство, а аборигены законно упираются: мол, ребят, да у нас только на этот зал и ходят. Если раньше в нарым толпами возили передовиков производства, то сейчас особо на приезжих не стоит рассчитывать. А школьникам младших и не только классов как-то до ссылки... лилово.
читать дальше

А зал в общем-то неплох. При том, что претензий к нему масса, начиная с полуодетого эвенка, который зачем-то взял шаманский бубен и напялил невесть откуда вытащенную маску (современная до безобразия) и кончая прикладным творчеством, которое должно выражать идею одушевленности мира и вносить некое человекоподобие в экспозицию - но выбивается. Особливо куколка. При том, что рядом в Парабели куколка явно того же мастера в русской избе смотрится очень органично.
Нарымскую крепость на фоне селькупов видишь раза с третьего. При том, что ей сам бог велел стоять и доминировать в зале. Хотя бы на месте того эвенка, который пытается выдать себя за шамана. А кулайка может и на самом входе стоять, она тута самая старая вообще-то.
Но зал теплый, образный, задники, написанные Юрой Чернышовым просто хороши.
Идем дальше. После густого, яркого зала с этнографией второй зал просто бледен и солнечнен. Наверно, это не есть плохо. 19 век, декабристы, и екая аллюзия на усадьбы есть. Особенно - симпатяжный интерьер, в котором должно говорить о ссылошных поляках. Если они отгохали Польский дом (см. виды Нарыма), то, наверно, могло тут быть светло и желто. Опять же, ккандалы присутсвуют, и декабристы, и шкатулочка резная 1667 года. Но... Понятно, почему посетители в этом зале не застревают.
читать дальше
Комплексов немного, а иллюстративный материал - его и так смотрят неохотно - просто невыразителен. Как его сделали в первые годы существования множительной техники, так и висит :(.
Но это еще не самые страшные стенды - их хотя бы рассмотреть можно.
Как высказался кто-то из творческой группы - нет тут людей. Да и жизни ссыльных тоже нет.
Впрочем, дальше.
В третьем зале нас ждет театр и Сталин. Это первое, что видишь, входя в зал.
Возле театра - шестиэтажные стенды, призванные обозначить, кого ссылали сюда и чем эти ссылошные тут занимались. Выходит, жили неплохо. Строили горки, театр заводили, в столовой кормились. Жандарм скромненько зажался между театром и Сталинским бюстом и е отсвечивает (хотя вообще-то неплох)
В общем, малина, а не жизнь, особенно на фоне красных вышек совесткого периода. С чего они тут самоубивались - верно, с жиру бесились. В общем, при том, что театр и жандарм мне нравятся, в царской ссылке мне не нравится многое. Несистематизированность изложения, расставленные акценты, неудобно расположенный материал, Сталин, которого выдернули и сунули в другое место (в целом блок о Сталине в ссылке неплох).
читать дальше
В общем, уже появились идеи как-то отразить и непролазную скуку этого проклятого богом места, и поднадзорность жизни ссыльных. Да, конечно, они могли тут заводить театр, исследовать этнографию остяков, охотиться и т.д., но жили они на маленькое пособие, работу найти было трудно, в их личной жизни то и дело обнаруживался посторонний нос и т.д. Все было не так весело, как видится... из экспозиции.
Явно нужен информационный киоск и полка с личными делами на ссылошных.
Еще один милый блок. Мне попадались фото бывших ссыльных большевиков, которые после революции прибывали на слеты, фотографировались группой. А потом на фото появлялись закрашенные лица. Те, кто был реперссирован и при новой власти.
Советский период.
Ну, там сложно говорить. Во-первых, это, конечно, именно перестроечное видение ситуации. Очень эмоционально и обличительно. Но сейчас-то лучше не стало, и людей уже начинает поколачивать при словах "злодеяния советской эпохи" и т.д. В общем, если мы хотим говорить о массовых репрессиях, тему надо спасать хотя бы тем, что надо уравновешивать ее другой частью правды.
История этого края строится на том, что он осваивался, и промышленность в нем заводилась силами именно спецпереселенцев. И жили эти люди в условиях.. ну, в общем, им было где позавидовать царским ссыльным.
И все же - тут появлялось производство, строились школы, детские сады, благоустраивались улицы поселка, и люди, в том числе - потомки ссыльных, помнят это. На празднование какого-то юбилея в Нарыме привезли актера, наряженного Сталиным. К нему тут же выстроилась очередь из местных - пошли жаловаться на нынешнюю ситуацию и просить разобраться. В том числе - потомки ссыльных.

В общем, видится мне, что рассказывать о ссылке (царской ли, советской) можно и нужно через рассказ о жизни Нарыма со всеми его особенностями. Про быт, про производство, про жизнь ссыльных и про судьбы этих ссыльных спустя некоторое время.
И на все про все - 4 зала, потому как террасу собираются утеплить и превратить в зал.

URL записи

15:35 

10.03.2013 в 14:14
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Музей.
Задачей нашего налета на Нарым была подготовка к реэкспозиции музея. Надо было отснять всю экспозицию покусочно - чтобы если что потом анализировать, что не запомнилось сразу, а также - фонды (не для того, чтобы хорошие фото были, а чтобы ясно было, что имеется и где искать.

В общем, налетели мы, бесчислены, аки прузи, и, отказавшись от чая - после дороги многих подташнивало, не говоря уже о том, что обедали меньше часа назад - какой нахер чай, полетели фоткать экспозицию. И тут выясняется, что после того, как я отфотала все, что мне нать, фотик взял и слопал большую часть фоток. Я, конечно, проделала ту работу по новой и стала скидывать на музейный ноутбук партиями, но... Некоторые кадры так и не нашла. Например, оборотную сторону шаманского бубна. Но да ладно.
Музей занимает большую площадь. Небольшой дом (три зала, кабинеты, огромная и очень холодная веранда, еще какие-то помещения невесть зачем используемые), реконструкция селькупского быта во дворе ( вынули из обычной среды и положили на дворик), домика крестьян Алексеевых, где проживал т. Сталин и сарай тех Алексеевых (там же, на родном месте) и каталажка (перенесена с берега, понеже оно уже готово было рухнуть в Полой). За домиком Сталина - сортир и сарай для дров, . Прорва снега.
читать дальше
Начнем со вкусного.
Домик Алексеевых - чистейшей воды этнография. Табличка, что там Сталин проживамши не меняет этого впечатления. Большие сенки, набитые всякими нужными в хозяйстве вещами (например, сито для икры),
читать дальше
и изба, разделенная на три части - собственно изба (там печка, столик и буфет), выгородка для хозяйки (ковать под горой подушек, половики на полу и прочая такая крестьянская-прекрестьянская обстановочка) и большое помещение. У дальнего угла, к печке по ближе Сталинская кровать пд серым солдатским одеялом, у другого - кровать второго ссылошного. Единственная подлинно Сталинская вещь - сундучок, который он при побеге не стал брать с собой. И опять же - чисто деревенская обстановка, в том числе - с подозрением, что некоторые вещи относятся к более позднему времени. У входа стоит раскладушка-стенд, на котром лет 15 назад сделанные фото и тексты о т. Сталине.
Но при всем описании, которое создает не слишком приглядный образ, домик производит ощущение уютное и совершенно симпатичное.
Кроме того, в домике колоритная смотрительница, котрая тут же на печке варила уху из леща, с которым разговаривала: "Че рот раскрыл? Живой еще, что ли? Ты это брось, я ж тебя счас в уху буду класть!" Ей бы костюм в эпоху - и эффект полного присутствия налицо.
В доме нет ни электричества, ни отопления. Топится от печки, и это - приятно. Я бы не стала делать в доме электричества, по крайней мере - явно.

В сарае лежит демонтированный памятник т. Сталину.

Самое большое помещение отведено ссыльным. В принципе, это была подработка для крестьян - ссыльных поселять. Иногда в комнате жили до 8 человек, но в принципе - по сравнению с комнаткой, где жила хозяйская семья - это большая территория. Сундучок Сосо Джугашвили стоит рядом с его койкой, которая подчеркнуто аскетична.
читать дальше
Стенды даже помещать не хочется - обычные, обозначают путь т. Сталина и содержат несколько фото, которые эффекта присутствия не создают.
Если бы не данные стенды, я бы сказала: музей быта нарымчан.
Комнатака хозяев меньше, но нарядна.
читать дальше
Забавна кухонка. Учитывая, что используется она по назначению. Не по-музейному, но вполне приятное впечатление производит.
читать дальше
По большому счету - не сильно хочется что-то менять. Вроде, собрались заказать фигуру Сталина из воска. Молодого Сталина, как в 1912 году он выглядел.
В экспозиции, конечно, есть куча картин, отражающих приход-уход Сталина в село, и портреты, копия дела из жандармского управления и так далее. И хочется выселить все это в данное помещение. И в то же время - не хочется нарушать этот уютный деревенский уголок, в котором не только о Сталине хорошо рассказывать, но и о быте нарымчан лет 150-100 назад.

Каталажка живописна. Это помещение служило не только для помещения там забывших о своем статусе ссыльных, но и для не в меру развеселившихся нарымчан тоже.
Бревенчатое здание с зарешеченными окнами. При входе - каморка для надзирателя, и в ней - стол-стул и койка, с такой же соломой, что и в камерах. Одна камера маленькая. Одиночка. И общая - с длинными нарами, покрытыми соломой.
Здание не отапливается, но сие не страшно - есть тепловая пушка.
И снова - с одной стороны, не хочется вешать там стенды, а с другой - выселить бы часть экспозиции сюда.
читать дальше
Ну и селькупы, которым тут явно неуютно.
Карамо - домик, в котором должно быть и тесно, и холодно, но местные привычны. И амбарчик на столбах - от зверья.
читать дальше

URL записи

15:32 

07.03.2013 в 19:18
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Собственно Нарым.
Нарым - небольшое по численности, но очень пространное поселение. Пространное - потому что стоит на болотах, и не везде можно дома воткнуть. А где воткнули - и то не гарантия, что весной не затопит. Местные рассказывали, что коровы и собаки привычны пережидать весну на плотах.
В общем, историческая часть - это одновременно и самая удобная, но... как чемодан без ручки. С одной стороны - история, которая длиннее Ттомской, и здания, которые помнят... ой, кого они там только не помнят, от декабристов до тов. Сталина. Но живым то людям хочется жить в домах, а не в развалюхах.
Ситуация плачевная. Полицейское управление - осталась только коробка, и летом от мухоты в ней прячется скотина. Здание столовой ссыльных требует капремонта. Лавка купца Родюкова - треснуло по фасаду. Дом Родюкова - один из (вообще Родюковы - это клан и они жили в нескольких домах, так что не гарантия, что "родюковский дом" обязательно принадлежал той самой семье капиталистов, может - их более бедным родственникам. Один дом сгорел, но его отстроили "типа как было".
Указали место бывшей самой старой церкви. Как в большинстве сел - на месте церкви - памятник. Такой фаллоподобный.
читать дальше


Из-за снега мы не посетили могилы самоубийц Ермолаева и Гольдштейна. И еще две могилы политссыльных на старом кладбище. А по причине того, что пришлось экономить батарейки - не сняли здание школы, бывшего детсада, бывшего старого кладбища...
дело в том, что в Нарыме нет старого кладбища. Село расстраивалось в эту сторону, школу воткнули прямо рядом с кладбищем, дальше пошли жилые дома... Понятно, что живым неприятно такое соседство, а покойники - люди понятливые. Кладбище убрали, отчасти оно само заросло деревьями. Теперь там парк.
Забегая вперед - жили мы на квартире музейной работницы. Они хотят сделать Нарым туристическим центром, но там нет гостиницы!!!! Дом находится на самой окраине села. Мы шли до него в 9 вечера. Я периодически вклинивалась в рассказы Марины с вопросом: "А это что?" - ну, что удалось в темноте разглядеть. Дом - типовой одноэтажный двухквартирник. Огромные сени. Водопровод. Много комнат: нам с Мариной отвели маленькую - хозяйка обычно спит там, но уступила. Приволокла одеяла: сказала, что ночами холодно. Нет, не холодно... Батареи же. Кухня огромная - печка русская, топится. Мне наконец-то высушили мои угги - правда, не надолго - морозный пушистый снежок все время насыпался в голенища.
Но сортир был на улице. Правда, со светом.
Утром я выскочила туда. На улице - тридцатник. Небо высокое-высокое и... огромнейшие звезды, которые даже я вижу при своих минусах...
При том, что после визита в стратегическое место я лязгала зубами, остановилась и долгое время смотрела на небо.
Примчалась вообще задрыгшая. Милейшая хозяйка пустила к печке.
Кстати, о гостеприимстве. Я от такого вообще отвыкла. Сапоги высушили, кровать порывались сами застелить, накормили ужином и завтраком. жратву, взятую из дома - пришлось везти назад. Временами я просто удирала из музея, чтобы в очередной раз не покормили)))).
В завершение к бытовой части: в доме Любови Николаевны жил старый Тобик - пес средних размеров. И рыжий бес месяцев трех от роду. Котик без имени. В стайке - корова, там же кошка. Ее держали в доме, она перенесла две течки. Потом вырвалась на улицу и в дом больше не заходит. И сторожевой пес в будке.
Утром, отправляясь в музей, еще раз посмотрели на село. Уже при свете - полвосьмого почти светло. С радостью отметила, что дорогу узнаю, и здания, привлекшие внимание, тоже.
Нарым в мороз и под ярким солнцем - сногосшибательно красив. Но красота эта - часто - красота умирания.

URL записи

15:31 

07.03.2013 в 18:00
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Дорога.
Итак, поездка в Нарым началась для меня с ночевки в Томске. И не просто в Томске, а в музее, который находится в доме матушки Валериана Куйбышева. Спали на полу, я и Маринка. Было тепло. Спать оказалось наредкость комфортно, я даже видела сны.
По просьбе трудящихся. Дом принадлежал родственнице мадам Куйбышевой и жилье они снимали в нем потому, что так было дешевле. Дом двухэтажный. На первом этаже размещалась кухня и две комнаты, а на втором этаже - еще три комнаты и чуланчик. Наверх ведет такая крутая лестница, что возникает вопрос, как люди в длинных юбках на ней не наворачивались.
Планировка дома, скорее всего, менялась. Так явно требовались печки-голандки, но где они стояли - я никак не могу сейчас понять.
Здание это давно перешло в ведение музея. Внизу - фондохранилище и кабинет сотрудников, в сенях пристроили сортир. Наверху мастерская, где делают кукол, выставочный зал и второй зал, где проходят занятия школы ткачества.
Спали мы в выставочном зале.
Утром встали в пять, потому как в шесть отходил автобус. Есть не хотелось, закинулась чифирем и потопала к автобусу.
Видимо по причине пустого желудка я вполне спокойно переносила дорогу. А дорога занимала целых семь часов. Автобус, кстати, крутейший. Предоставили нам его наши постоянные спонсоры - "Газпром". Туалета в автобусе не было, а вот видюшник - был.
В нем то и загвоздка.
Поставил водитель - орчина "Хироманта". Такой в общем-то не самый скучный сериальчик (ключевое слово - сериальчик). А рядом со мной сидит Марина, которая не переносит масскулльтуру. А там еще и и Чечню начали показывать.
В общем... с самого начала Марина заявила, что она не разбирается в сортах дерьма, потом начала ныть на сценах насилия, а поскольку сей человек мне небезразличен - отрубиться от происходящего на экране мне не удалось). Сериал посмотреть (вообще то я его смотрела - там Авилов немного поиграл, да и сама ситуация с предсказаниями судьбы и обучением хироманта - забавна. А тут рядом подруга натурально страдает, потому как культура попсу хавать не позволяет.
Ладно, добрались до Кожевникова, после чего водитель убрал этот сериал и поставил "7.5 метра". В общем, Марина готова была добром вспомнить "Хироманта". Учитывая, что она боится воды и видно, в прошлой жизни ее точно топили.
Впрочем, поболтали под это о перинатальных матрицах - Марина - бетанка, а я - из дельты. У нее вечно предродовые схватки и выхода нет, все умерли, а я то уже верю в жизнь после рождения и то, что свет в конце тоннеля - это не на тот свет.
В общем, если бы не радость, что в дорогу! Впереди - что-то новое - иначе я бы вскипела и начала интересоваться, не жмет ли такому умному и высококультурному существу череп.
Ладно, добрались мы до Кожевникова, приняли еще по чашечке чая, посетили стратегически важное место - и дальше. С остановкой в Чажемто и до Парабели, где обещали кормить.
читать дальше

Обещали кормить, между прочим, бесплатно. Бесплатно обошлось в 214 рублей). Но покормили нормально - по словам Марины "ты почти ничего не съела". Почти ничего - это салат, выловленное мясо из супа и котлета. Вообще-то каждое из этих блюд в домашних условиях могло стать моим обедом.
Дальше мы пересели в пазик и алга! Там зимник, и дорога была отличной, потому автобус трясло. Я очень сильно ждала пешей переправы через Обь. После рассказов Марины, которая однажды видела подо льдом не то щуку, не то осетра и потом едва решилась идти дальше.
Но переправа была обычной. Поржали, что идем этапом в Нарым.
читать дальше

было не холодно, хотя и не та оттепель, в которую мы уезжали из Томска.
Кто ж знал, что завтра утром будет - 30!

URL записи

15:29 

Я сменила место работы и стала больше ездить по области. На автобусе.
07.03.2013 в 05:33
Пишет Вольфганг Шеффер:

Пока не написала о впечатлениях - просто справка из Википедии о Нарыме.
Нарым (в переводе с селькупского — «болотный») — село в Парабельском районе Томской области, в прошлом город. Административный центр Нарымского сельского поселения. Пристань на реке Оби.
Настоящее Нарыма

Село расположено на правом берегу Протоки Оби, рядом с впадением в неё реки Кеть, в 25 км от села Парабель. Рядом с Нарымом, через протоку ниже по течению Оби, находится посёлок Шпалозавод. Население 995 человек.

Нарым со всех сторон окружен болотами. Практически с самого своего основания Нарым был местом политической ссылки декабристов (Николай Мозгалевский и Павел Дунцов-Выгодовский), участников польских восстаний, народников, революционеров, репрессированных.

Местная поговорка — «Бог создал Крым, а чёрт Нарым», другой вариант: «Бог создал рай, а чёрт — Нарымский край».

Улицы: Береговая, Болотная, Куйбышева, Улица Лесная, Минская, Молодёжная, Московская, Нарымская, Почтовая, Рыбная, Садовая, Уфимская, Школьная. Переулки: Барковский, Нарымский, Парковый, Полевой, Сибирский, Трудовой. Почтовый индекс 636611.[1]

Кроме села Нарым, в Нарымское сельское поселение входят также село Алатаево, деревня Луговское, посёлки Талиновка и Шпалозавод. Общая численность населения в поселении — 2340 человек.
Историческая справка о прошлом
Прошлое Нарымского острога и города

Поселение было основано в 1596 году[2] как Нарымский острог и является самым старым населённым пунктом в Томской области. По поводу места основания Нарымского острога тоже нет единого мнения. Миллер писал, что первоначально острог стоял около деревни Городище, ссылаясь на название деревни. Однако такой аргумент не убедителен, потому что русские называли «городищами», «городками» остатки древних поселений коренных жителей края. Первостроителем являлся сургутский атаман Тугарин-Федоров, который затем стал воеводой Нарыма.

Затем острог дважды переносился на новое место — в 1619 и 1632 годах. Доподлинно известно, что место было выбрано неудачно, река подмывала берег на 4-5 саженей в год и заставила передвигать острог в глубь острова, а в 1619 г. он сгорел, после чего город перенесли на нижнее устье Кети. Но река вновь начала разрушать берег и ломать острог. В 1632 г. последовал указ отыскать «крепкое и угожее место» для города. Такое место удалось найти, на нём он стоит и поныне. Город поставили за обской безымянной протокой, которой с того времени так и не нашлось названия, ниже устья самого северного рукава Кети, называемого сейчас Нарымской протокой. Но и это место оказалось водотопным, не один десяток домов оказался смытым.

В 1601 году Нарымский острог получил статус города и был создан Нарымский уезд. С 1725 Нарым стал центром округа Тобольской губернии, затем с 1782 г. центром — уезда Тобольского наместничества, а с 1804 г. — стал центром Нарымского уезда Томской губернии. В 1822 стал заштатным городом Томской губернии[3], а в 1925 году лишился статуса города и стал селом.

В XVII и XVIII веках вид Нарыма был следующим: семь башен, церковь, несколько домов в самом остроге, небольшой посад. К кон. XIX в Нарыме находилось три церкви. На берегу протоки стоял Спасский собор, построенный на месте деревянного, тоже Спасского, в 1770 г. и закрытого в 1831 г. «по неимению прихожан». В 1770 — е гг. была возведена Петропавловская кладбищенская церковь, затем дважды в 1844 и 1893 гг. она перестраивалась, но так и не была доведена до конца. В 1817—1827 гг. на средства купца А. С. Родюкова вместо деревянной церкви был построен Каменный Крестовоздвиженский собор. Именно в нём, по свидетельству В. П. Семёнова — Тян-Шанского, находилась старинная, почитаемая местным населением икона Абалакской Божьей Матери.

Частично, известность Нарыму принесли купцы-предприниматели, среди которых можно выделить такие фамилии как: Прянишниковы, Щепетильниковы, Соснины и т. д. Но самой известной среди них, была династия купцов Родюковых, известная с XVIII века. Родюковы происходят от казаков-первопоселенцев Нарыма. В нач. XIX в. в Нарыме проживало шесть семей Родюковых, бывших в родстве друг с другом, хотя и отдалённом. Среди прочих большой интерес составляет одна. По обывательской книге Нарыма 1818 г. эту династию представлял купец 2-й гильдии Семён Алексеевич Родюков. За крупный взнос на борьбу с французами в войне 1812 г. получил звание почётного гражданина. Он занимался рыбопромышленностью и рыботорговлей, но основу его капитала составляла торговля хлебом. Прославили род Родюковых правнуки Семёна Алексеевича: Алексей Доримедонтович, Александр Доримедонтович и Николай Доримедонтович. Наибольших успехов добился старший — Алексей. Он занимался золотодобычей, рыбными промыслами, хлеботорговлей. Несколько лет он являлся гласным городской думы Томска, был членом попечительства над Владимирским детским приютом и т. п.

К началу XX в. город изменил свой облик, по мнению станового пристава А. Ф. Плотникова «…представлял из себя… деревню. В нём 183 дома, которые, за исключением 20, принадлежащих купечеству… пришли в ветхость».
Нарым — место ссылки

Нарым издавна служил местом ссылки для бунтарей, участников восстаний и всех тех, кто был неугоден властям при всех её режимах. В край к 1909 г. было отправлено около 3-х тыс. революционеров. В Нарыме побывали известные впоследствии деятели коммунистической партии и советского государства В. В. Куйбышев, Н. Н. Яковлев, В. М. Косарев и даже будущий руководитель советского государства И. В. Сталин. Вновьприбывших вселяли в дома, где уже жил кто-то. Сталин жил в доме семьи Алексеевых, Куйбышев — Пушкарёвых, Яковлев и Шишков — Перемитиных. После установления в стране советской власти и дальнейшего карьерного роста бывших «жителей» Нарыма. Дома, где они отбывали ссылку; общественная столовая, где обедали; больница, в которой лечились; места, где проводили свои праздники — оказались как никогда интересны сельчанам и гостям села. Власть также была заинтересована в сохранении этих памятников, прежде всего, что бы показать народу как, не смотря на все тяготы и лишения, лидеры партии шли к главной цели — коммунизму.
Открытие музея Сталина и затем музея политической ссылки

В 1940 г. вблизи дома Алексеевых был построен музей им. И. В. Сталина. Работа над подготовкой экспозиции велась при участии научных сотрудников Центрального музея В. И. Ленина г. Москвы. Однако война помешала осуществлению намеченных планов. Музей раскрыл свои двери перед посетителями 27 июня 1948 г. Во дворе музея стояла пятиметровая гипсовая скульптура И. В. Сталина. Экспозиция рассказывала исключительно о пребывании в ссылке И. В. Сталина, а также тех большевиках, которых обошли сталинские репрессии 1930-х годов. Комплекс музея включал в себя: главное здание, бревенчатый домик семьи Алексеевых, двухэтажный дом полицейского управления, домик бывшей «каталажной камеры»: здесь ссыльные отбывали наказание за свои «провинности».

Несмотря на отдалённость музея, власти позаботились о его посещаемости. В соответствии с распоряжением Министерства речного флота, все пароходы, проходящие мимо Нарыма, должны были останавливаться там, на три часа, для того, чтобы пассажиры посетили музей Сталина. После смерти «вождя» и выступления Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС, с критикой культа личности Сталина и его деятельности, в общественно-политической жизни страны начались перемены, отразившиеся на судьбе музея. В 1956 г. он был закрыт для посетителей.

Музей под новым названием «Нарымский мемориальный музей политических ссыльных большевиков» был открыт в 1960 г. Акцент в экспозиции был поставлен на жизнь и деятельность партийных и государственных деятелей, В. В. Куйбышева, Я. М. Свердлова, А. И. Рыкова и др. Имя Сталина оказалось вычеркнутым для музея.

Перестройка и политика «гласности», проводимая М. С. Горбачёвым, позволила снять гриф секретности с архивных документов, содержащих сведения о массовых репрессиях 1930—1950-х гг. В результате чего тема начала изучаться историками, появились публикации, научные статьи и книги, посвящённые этому трагическому и сложнейшему периоду отечественной истории.

В 1991 г. в музее был создан отдел политических репрессий 1930-40 гг., в связи с чем, появилось новое, уже третье, название музея: «Нарымский музей политической ссылки». Основной темой музея является тема политической ссылки, но кроме этого в музейный комплекс вошёл «Уголок селькупской старины». Он был создан в 2003 г. на открытой площадке около главного здания музея.

URL записи

18:53 

2012 год

Он не дал большого количества походов. Было жарко, горела тайга. Но из походов были такие, которые открыли новые горизонты для меня.
И да, я начала искать новое место работы.

18:38 

11.09.2012 в 19:40
Пишет Вольфганг Шеффер:

Подарок к 13-летию брака.
Идея скататься в Черную Речку - деревню, которая находится на расстоянии 27-25 км от ближайших населенных пунктов Итатки и Георгиевки пришла в голову Velsa еще в 2010 году. Тогда собралась довольно большая группа из томичей и северчан, и предприняла попытку достигнуть Черной Речки по лесовозной дороге, соединяющей Георгиевку и пос. Южный- Черную Речку. Дорога оказалась трудноодолимой: песок, местами - раздолбанная гать, колеи, лужи, плавно переходящие в болота. В общем, в третьем часу дня мы, не дойдя до пос. Южного решили повернуть, пока питьевая вода окончательно не кончилась.
Непокорившаяся Черная Речка была настоящим вызовом для наших туристических амбиций, и вот 10 августа, в честь 13 годовщины нашей с Velsom свадьбы была предпринята попытка повторить поход. На сей раз имелось несколько серьезных преимуществ, особенно для меня.
читать дальше
Итого
Дистанция - 173 км, средняя скорость - 17 км/ч, максимальная - 41 км/ч, время в пути - 10 часов.

URL записи

18:33 

10.09.2012 в 18:14
Пишет Вольфганг Шеффер:

Сегодня - 13 лет нашей свадьбы.
И отметили мы эту знаменательную дату шикар-рно - экстремальным походом в заброшенную деревню Черная речка, до которой два года назад не дошли ( а еще я во время того похода получила очередное подтверждение любви мужа: он отдал мне последнюю воду за 10 км от ближайшего источника новой воды и пер по жаре, страдая от жажды.
Сегодня мы дошли до этой деревни (по другому пути и в куда более приятную погоду). Итак, 173 км, мы живы и очень довольны.
Деревня оказалась мертвой, но не до конца исчезнувшей.
Спину, кажись, добила, но Черная Речка того стоит.
Годовщину я точно не забуду :)

URL записи

18:30 

20.08.2012 в 08:37
Пишет Вольфганг Шеффер:

Праздник топора.
Я поняла, чем мне нравится этот праздник. Собрались мужики - и хвалятся тем, что умеют своими руками сделать что-то нужное и непростое. Иногда династии выступают. Например, династия Галайда.
Итак, вот изделия.
Первое место в индивидуальных соревнованиях заняла вот эта лавка.
читать дальше

читать дальше
А бригада "Барнаульцы" взяла первое место в командном зачете.
читать дальше

читать дальше

читать дальше
Скажу, что за лавочку я болела, а ребятам из Барнаула победа досталась заслуженно, хотя работали они дольше других. Но не на время делалось.
Другие работы.
Северск.
читать дальше

"Лешие" (Томск), за которых я болела. Но им, как победителям прошлого года, дали много КУ, но не первое место.
читать дальше

Батурино. Но сами понимаете, при моем неадеквате на кресты, я не могла за них болеть.
читать дальше

И в целом работы. Возможно - не все, но самое запомнившееся точно есть - иногда - в процессе постройки.
читать дальше

URL записи

18:28 

18.08.2012 в 17:19
Пишет Вольфганг Шеффер:

Наконец-то!
Итак, после нескольких недель жары и поездок на пляж-огород - путешествие, о котором стоит рассказать. И не важно, что расстояние - символическое. 62 км.
Впервые за 5 лет существования праздника топора мы поехали на этот праздник. Не пожалели.
Особенности путешествия.
1. Не хотели ехать по Шегарскому тракту - он ожзивленные, народ носится, как демоны, Игорь Федяев на нем погиб. Поехали по дороге: Мост-"einf-объездная трасса-Петрово-Дзержинка-Поросино (крюк)-Зоркальцево, от Зоркальцева хотели ехать через Томск но вовремя спохватились - трасса. Ехали через Петрово, и только от него - по тракту.
2) Посетили Поросино. Забавная деревня.
3) Праздник топора - и масса котов. Просто массовое богоявление.
4) !!!! Киргизка обмелела настолько, что мы перешли ее вброд, сократив дорогу до дома километров на 6.

Итак, впечатления красочные, и больше визуальные. Потому что это просто большая ярмарка. Насцене концерт (больше всего понравился корейский танец, очень красивый и неуловимо схожий с испанским по пластике и динамизму). Муж с удовольствием поел вареной кукурузы - мне она как то никак, а он с детства любит.
Много сувениров. Наш тренер мировой категории Янец продает свою корнепластику, куча прочих изделий. Ну и сами ребята с бензопилами - именно пилами, топоры меньше работают. За два (вернее - полтора дня) им надо построить нечто.
А дальше - визуальные впечатления.

Поросино - большая деревня, вернее - старожильческое село. Почти 300 хозяйств, очень приличный памятник (перестраивался), школа, магазины. Культурная жизнь и административная сосредоточены в школе. Открытая эстрада, клуб разрушен. Шикарный кедрач в окрестностях.
читать дальше
Зоркальцево находится вовсе рядом - километрах в 4.
Существует с 17 века, основано казаком Матвеем Зоркальцевым. Большое село, церковь, школа, детский сад, памятник односельчанам. Ну и изюминка - праздник топора.
Народа тьма, тусуются, довольные. И трезвые, кстати.
Итак.
Праздник - весело и суетливо. Народа масса. Тут и еда, и сувенирная продукция, и ремесла, и банальные игрушки. Самовар кипит. Кофе не заваривают, но чай из пакетиков. Народные умельцы расположили свои шедевры на прилавках, капотах машин, траве...
читать дальше
Собственно конкурс - на огороженной площадке. Несколько бригад строят что-то свое. Мне очень понравилась идея с корабликом и еще лавки с резной спинкой. И два соболька. В общем, приятно было смотреть на то, как работают мужики, но запечатлеть это сложно. Кстати, фирма Эхо дает напрокат свои пилы Штиль. Ими и работают. Тут же расположился коллекционер, который свои сокровища - плотницкие инструменты - возит то в Дом Искусств, то сюда. Дает потрогать, рассказывает, для чего тот или иной топор (рубанок и т.д) надобен.
читать дальше
Концерт очень приличный. Зареклась фотать народ на сцене - все равно не выходит. Но две девушки в корейских нарядах - и надо сказать, руководитель - кореянка. Это нечто... Красивая музыка, а пластика...
читать дальше

В общем, завтра туда же поедем...

URL записи

18:21 

06.07.2012 в 18:21
Пишет Ларс Бьернсон:

Продолжение про Музей мировой погребальной культуры.
Где-то в середине осмотра Меморий к нам присоединилась Татьяна Якушева, сотрудник и дочь основателя музея. Милая слегка полноватая женщина, очень улыбчивая и уютная. Осмотрев крематорскую часть экспозиции (картины дам в трауре, подаренные художницей-вдовой. Каждый по-своему выходит из стресса, коллекцию катафалков, смоделированных бывшим инженером фирмы "Мерседес-Бенц", и пошли в музей. Там мне довелось увидеть и самого создателя - Сергея Якушева.
В общем, я ожидала увидеть нечто впечатляющее. Отличные реконструкции, обилие подлинных вещей - все это было известно заранее.
Но вот и сама экспозиция.
Начинается она с раздела "Смерть и похороны в русской народной традиции". Надгробия, рубахи, елочки - деревья смерти. Интересные открытки (копии) в альбоме - на тему смерти. Рядом - раздел с сувенирами, в витрине-шкафчике - многочисленные вариациии на тему "Плясок смерти". Не без удивления отметила красный сарафан на вешалке. Оказывается, в гроб красное класть нельзя, а в траурной одежде в народной традиции он был допустим. Как и то, что траурная народная одежда - белая по преимуществу.
Старое кладбище в Новосибирске одно - Колыванское, да и то - под развлекательной парковой зоной. Плита в экспозиции - копия с надгробия с этого кладбища, а обломки каменных надгробий - подлинные.
читать дальше
Напротив с этим разделом располагается комплекс, связанный с музыкой и литературой о смерти. От инструментов духового оркестра, котрые в детстве доводили меня до легкого транса, до издания моцартовского реквиема" 19 века. Следом помещаются гробы.
Традиции похорон христианские, буддийские и мусульманские. Есть и об иудаизме - но там больше о жизни, чем о смерти: талит, филактерии, семисвечник. То, что нужно живому еврею. Порадовали в буддийском гробу бумажные деньги - их жгут надо сжечь во время похорон, чтобы усопшему было чем расплачиваться с демонами на том свете.
читать дальше
В общем- начинается длительное путешествие по комплексам, которые иллюстрируют жизнь вокруг смерти. В основном - очень наглядно. Манекены и комплексы, иллюстрирующие события траурной жизни идут одно за другим.
Начинается с церемонии прощания. Торжественно стоит человек с подушечкой, на которой лежат награды покойного, рядом скорбная вдова, черный гроб европейского типа - такие появились у нас при Петре Великом, до этого были колоды-домовины. Черное и серебряное, торжественно и скорбно.
читать дальше
Естественно, что это - новоделы, но впечатляет. Подлинники закрыты в витринах, разумеется, но интерьеры и композиции сильно берут на себя. Впрочем, самое "вкусное" у них на втором этаже, в витринах.
Традиция бальзамировать тела идет из Египта. Потому сцена "у бальзамировщика" сопровождается "египетской" стенкой. Порадовала открытка карикатура в альбоме" Из жизни Томского студенчества" - где студиозусы "совершают всеобщее дело - потрошат чье-то мертвое тело".
читать дальше
Далее следовала сцена с оформллением завещания - причем на конторке и в витрине подле нее были вполне идентичные времени приборы и прочая канцелярская мелочь, а внутрь к нотариусу пускали. Проходя на подиум, я запнулась об экспонат. Два чугунных башмачка и меж ними перекладина. Ноги вытирать.
По количеству милых мелочей этот комплекс превзошел кабинет модистки. Там витрина была очень интересная. Можно долго рассматривать все эти ножнички, пуговки и так далее.
читать дальше
А вот дальше шел комплекс, посвященный посмертной фотографии. Той самой, вокруг которой строится сюжет фильма "Другие" - когда труп сажают в позу живого и иногда рядом сажают и живого тоже. И так запечатлевают для вечности.
Типа вот:
читать дальше
Вот эту ситуацию и представили в экспозиции. На стене фото и гравюры - в основном - знаменитости в гробах.
Выяснилось, что этот комплекс пользуется популярностью у посетителей - в нем фотографируются.
читать дальше
Далее была лестница на второй этаж. Эта часть экспозиции не столь насышена, но и предметы, представленные в ней более ценны сами по себе. Посмертные медали, крестики, и особенно - мемориальные предметы типа брошеек, кулонов и прочих изделий из волос умершего. Увы, на фото не получился самый интересный предмет. Рамочка-киот - размером с небольшую икону. И там - огромный букет из цветов. Цветы из волос, причем разного цвета и фактуры. Умирает человек, его волосы служат для изготовления цветка, и он помещается в центре. Умер следующий - первый цветок отодвигается на периферию и так далее...
Но на фото получились (увы, не так хорошо, как бы мне хотелось - всякие браслеты, цепочки, кулоны, панно из волос.
Вот возникла идея сотворить нечто подобное самой. Технология - выварить волосы в течение трех суток в содовом растворе, потом смочить клеевым раствором и при помощи щипцов и иголок с ножницами вылепить... Кстати, вовсе не обязательно это должны быть волосы умершего. Живого тоже можно...
Разумеется, не смогла пройти мимо бижутерии.
читать дальше

Комплекс "Смерть ребенка" вынесен на второй этаж, наверно, не случайно. Он один из наиболее впечатляющих.
И ернических. Кроме убитой горем мамы и бабушки - есть ифигура незамужней тетки, котрая убирает в сундук яркие вещи и расстроена, что ей вот замуж бы, а тут из-за смерти этого явно безразличного ей ребенка придется ходить в уродском черном платье.
читать дальше

Еще один комплекс, который осматривался особо пристрастно - "Кремация"
От разного рода урн (например книги - урна для хранения праха дома), медальонов (а что, можно хранить прах и на себе, благо делится легко и без труда), фото крематориев. Да, в Дахау принцип устройства крематория был от же. Кстати, первый крематорий в России был построен во Владивостоке - там было слишком много японцев, вот они и пользовались. нацистских крематориев в музее нет. К мировой погребальной культуре это отношения не имеет - имеет отношение к сокрытию следов преступлений.
Есть в экспозиции и прах - кто-то назад не востребовал.
читать дальше
Множество разных экспонатов, так или иначе относящихся к смерти.
В том числе - и вот эта процессия, где Смерть, идущая за катафалком - явление хозяйки/хозяина Музея.
читать дальше

В общем, Музей большой, многослойный - есть то, что надо рассматривать, есть аспекты, к которым стоит вернуться.
Но самое главное - люди, которые работают с посетителями. С ними можно спокойно и свободно поговорить обо всем.
Удивительно - но выходишь из музея с ощущением полного покоя и душевного равновесия.
Кстати, основная аудитория музея - родственники умерших, которые ожидают получения праха. не всегда можно гулять в садике, который рядом с крематорием, и они идут в музей. А потом дарят музею вещи умерших.
Забавно, что изначально музей планировался как детский. Но дети тут бывают нечасто.
Затовзрослые на Ночь в Музее шли до полуночи (музей далеко, место - нестандартное, так что сотрудники думали: поработаем до 22 и по домам. Ничего подобного - до полуночи работали!

В общем, пока я писала отзыв (не потому, что попросили, потому что хотелось) - Татьяна смущенно спросила, не сочту ли я это недобрым знаком... он бессрочный... И предложила:
Сертификат на бесплатную кремацию одного трупа.
Я взяла. Я знаю как минимум двух людей, которые хотели бы именно быть кремированными. Да и сама предпочла бы этот способ погребения.
Так что я взяла сертификат с благодарностью.

URL записи

18:20 

Музей Мировой погребальной культуры г. Новосибирск.

Не на велике, но весьма интересное место в нашем регионе.
И да, радость некрополиста.
04.07.2012 в 18:50
Пишет Ларс Бьернсон:

Музей мировой погребальной культуры.
В крематорий! В крематорий!!! :jump::jump2::jump::jump4::jump4::jump4:! - именно в таком настроении я пребывала всю последнюю неделю. Надо было демонтировать выставку и отвезти экспонаты хозяевам - в Музей мировой погребальной культуры в г. Новосибирске. Ну да, я напросилась в эту командировку, и не скрывала, что в первую очередь хочу посмотреть музей и собственно крематорий.
И вот свершилось, в этот вторник я туда поехала.
От Томска до Новосибирска - официально - три часа езды, или четыре, фактически - почти 5 будет. До границы этого самого города. Потому что с въездом в город НАЧИНАЕТСЯ! Томичи жалуются на автомобильные пробки. Так вот - по сравнению с Новосибом в Томске НЕТ пробок! А то, что мы называем пробкой - это уже езда по городу. Вообще город ХХ века бывает красив только тогда, когда ухожен. Увы, Новосиб далеко не везде ухожен, жутко спланирован, огромен, воняет бензином.
В общем, после этого города особенно нежно любишь и наш не самый ухоженный Томск (старые здания даже обшарпанные выглядят уютно) и новый, но ухоженный Северск.
В общем, наверно, смотри я на этот город не из окошка грузовой "Газели" и не считай УКРАДЕННЫЕ!!! у меня минуты из осмотра музея, я была бы к Новосибу снисходительнее. Уверена. Потому что фотоаппарат я все же расчехлила и щелкать затвором, периодически матеря не к месту ставшую машину, неудачный ракурс, и даже невовремя рассосавшуюся пробк, начала. Здесь далеко не все, что я хотела бы сфотографировать, чтобы потом, увеличивая, рассмотреть получше. Сорри, фотки на ходу сделаны и из кабины, через не совсем чистое стекло... Без малейшего понятия, как это соотносится с картой, которую я изучала, и что это все значит.
читать дальше
Ладно, подытожим. С этим городом я не знакома, а первое (ну, почти, трижды была в этом городе, и все - адресно, бегом, считая минуты) впечатление на меня он производил при таких условиях, когда очаровать практически невозможно. Может, у него будет другой шанс для нашего знакомства, но пока ехать в город ради самого города я не намерена.
ПС. Те, кто этот город знают (и , возможно, любят) - может, прокомментируете те фото, которые тут висят? Что это (кроме торговых корпусов и метро над рекой), почему Якутия в городе так популярна? Ну, или что еще...

Но вот собственно то, ради чего я поехала сюда (по делам и для собственного удовольствия). Новосибирский крематорий.
Мы заехали в него со служебного входа, и ничего, кроме мохнатого сторожевого пса Мухтара (Мухи). который нас облаял, а фотаться отказался не произвело приятного впечатления. Производственный массив...
читать дальше
Погрузка-разгрузка на заднем дворе, прием-передача экспонатов и...
В крематорий! В крематорий!!!
В музее шла съемка для программы "Время" и экскурсовод Макс повел меня в крематорий. Макс, кстати, личность вельми примечательная сам по себе. Худенький еврейский юноша, курчавые волосы заплетены косичками ото лба и до шеи. Такие семь идеальных колосков и тонкие коски на шее. Я почему-то сразу о приклеила к нему табличку: "художник" Оказалось - правда художник.
В общем, повел он меня от входа: там были представлены символы смерти вразных культурах. От читаемых среднестатистическим европейцем до нечитаемых даже мной. Рыба, например, вызвала вопрос. Надгробия. Изображения крестного пути Христа. И рядом - парк (по которому я так и не успела пройти - время!) и массив Крематория.
читать дальше
Далее тянулась профессия катафалков - такая интригующая. От дровень и саней ("на санех сидя") до современных и воинских. Пушка появилась в этот год - открыл совет ветеранов.
читать дальше
Далее пошел колумбарий. Макс не только при музее, они все - единая организация. Пошли комментарии: как заказать ячейку заранее (например, сын уже тут, мать откупила рядом ячейку и никто ее не займет. Права иногородних - можно договор заранее заключить и когда умрешь - все будет сделано. Про оранжевый цвет. Оказывается, сначала просто загрунтовали этим цветом, да так и осталось. Про плиты и прозрачные дверцы: ключи у родни, можно открыть и прибраться, принести цветы, иконы и т.д. В большой стене места подешевле, по наружной стене крематория (в ответ на мой комментарий: "тут поуютнее будет") подороже. Про лестницы: если тебе досталась ячейка наверху, то можно подкатить лестницу и подняться. Про вазочки у табличек и ячеек. Про фамильные склепы - очень мило. Про белок и верблюда, которых купили специально - видимо, для релаксации родственников.
читать дальше
Потом пошли внутрь. Там как раз шла церемония прощания и кремации. Мне показали печь и сказали, что родня за загрузкой наблюдает. Если хотят, Это гарантия, что им выдадут прах именно их близкого. Без гвоздей и прочего мусора. Тело горит чуть больше часа, и мы поговорили еще о том, что кремирование трупов в концлагерях было иным.
В общем, крематорий изнутри выглядит не так помпезно, и вовсе не давяще. Скорее так: сделано все, чтобы человек, потерявший близкого, мог понять - о нем думают, о нем заботятся, ему хотят помочь пережить горе.
Чаасть музея размещена в здании крематория. Это предметы, которые родственники умершего приносят в музей: вдоль стены идут "мемории": ветераны войны, умершие журналист, тренер, дети. Некоторые мемории созданы из личных вещей покойного, другие - чтобы подчеркнуть эпоху, собраны из разных источников. Выставлены и урны. Мне больше всего понравились в виде кошечек. Правда, можно и в такие прах любимого человека положить.
читать дальше

Продолжение следует.

URL записи

18:15 

14.06.2012 в 19:27
Пишет Ларс Бьернсон:

Старожильческие селы.
11 числа был замечательный поход на 82 км. Не такое уж расстояние, даже по проселку, но жара. Правда, паутов и комаров не было, почти не было, разумеется, для наших мест.
Выехали с Андреем. После субботнго велоприключения он взмолился: дескать, не гнать. Да мы сами на огороде были накануне, так что никак пятый день в седле без перерыва - не слабо.
Итак: Приборный завод - Корнилово - полями. Потом ехали на Бадожково-Лязгино, полями и гравийкой, и в Лязгино уже стало ясно: пропустить единственную колонку - смерти подобно. Потом полями - на Аркашево, где Андрей уже не захотел ни на живых, ни на мертвых смотреть. Мы шибко не задержались - видели мы это Аркашево.
Ехали по старому треку на Малое Протопопово (не помню, писала ли об истории деревень. Основателем большого Протопопова был казак Протопопов, а спустя некотрое время на деревне случились выселки - братья, должно быть, не поладили. Все деревни: Корнилово, Бадожково, Лязгино, Аркашево, Пртопопово - все старожильческие и известны с 17 века.
И вот выезжаем мы с Аркашева, и катим по грунтовке, и тут я понимаю, что дорога за год изменилась: трактором ее раскатали. Не узнаю.
Вякнула. Муж тутож зашипел: а другие видишь? И свернул на накатанном. И тут представляете? Посередь летней жары и долгого пути по пылище - КЛАДБИЩЕ, разумеется. Из чего следует вывод, вернее - 2 вывода.
1. Ой!!! Смотреть!!!!!
2. Прошлый год мы тут точно не ехали - нешто я кладбище не запомню?
Тут догоняет нас Андрей и с неким ехидством интересуется, а с что ж мы кладбище не осматриваем?
- Как не осматриваем, счас будем! - ору я и топаю смотреть.
Итак, кладбище. Аркашевское, современное - в отличие от того, что на кроаю деревни, заброшенного. Народ - русские и татары, прорва молодежи. Стариков почти нет. В общем, вспоминается Растеряев.

Ладно, отдохнули (на кладбище, пока осматривали), поехали дальше. С одной мыслью: в М.Протопопове - река, в воду бы!!! Тут Кот начинает нервничать: с пути сползли. недалеко, но правда, мы повернули, а надоть ехать было прямо, на поля, но дорога туда видна меньше, чем на кладбище. Едем. Дороги по полям для меня не имеют индивидуальности. Индивидуальны говна, развилки и партизанен - сиречь поваленные деревья. Вот как в ложок въехали - так сразу партизанен и пошли, и места узнаваемые.
Едем. Жара жуткая, о реке мечтается с тоской уже, но дорога - хоть и грунтовая колеястая -= все больше под гору. В общем, Протопопопво явило себя, как избавление. Влезли в Ушайку. Отмокли, поели.
Далее - Мирный - дорога по асфальту, но больше в горку. А в Мирном - длинная и крутая гора по грунтовке, а потом ехать в обратную сторону... Но после купания и смены велотрусов на обычные шорты - вроде, не смертельно.
Заварзино и дивная дорога между кладбищем Бактин с одной стороны и дачными участками с другой. Такой сюр. Особенно поддатые пляжники, бредущие в одних шортах по шоссе мимо могил.
Дальше - Томск, Иркутский тракт мы - пыльные и перегревшиеся, но живые - дома.
Фотки есть, позже.

URL записи

18:10 

Вот и закончен 2011 год. Кажется, последний, когда я чувствовала в походе усталость неимоверную. Следующий год медитация на тему: 230 км проезжали, и тут не сдохнем. - срабатывала весело и безотказно.

Дневник велосипедистов

главная