• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:47 

26.11.2014 в 17:47
Пишет Вольфганг Шеффер:

Никольское кладбище Красноярска.
До музея, кажется, не скоро доберусь, про кладбище рассказать быстрее.
Оно быловнеплаово, это кладбище. Но когда мы ехали в КРИТБИ, я вдруг увидела венки. Пока я пыталась убедить себя, что это - задворки базара - замелькали памятники. Шофер сказал, что это кладбище СТАРОЕ, на нем уже не хоронят.
А тут еще завернули мы за угол и шофер сказал ПРИЕХАЛИ.
В общем, мысль, что туда надо хотя бы в обед... хоть ВМЕСТО обеда, Тем более - банкет вечером.
Но все сложилось еще лучше. Я не в перерыв, а вполне себе спокойно после всего пошла отдышаться и выравнять энергетику.
Да еще успела в автобус со всеми по Красноярску покататься.
Итак, Никольское кладбище Красноярска было кладбищем слободы Николаевки. Маленькая деревянная церковка была построена в 1909 году, теперь есть каменная. Кладбище имеет захоронения начала века, но в основном - середина ХХ века. Есть и новые - всегда можно подхорониться к родне.
Мне очень нравятся голгофы. И их есть там. Много, или я их вижу, потому что они мне нравятся?
Очень понравились тамошние собаки - тихие и сдержанные. Жаль у меня не было ничего покормить их. Они не клянчили, но...
А теперь - виды.
читать дальше


URL записи

14:57 

16.12.2014 в 15:27
Пишет Вольфганг Шеффер:

Давно обещала. Красноярский музей.
Если ради чего и стоит ехать в Красноярск на 1 день (то есть заведомо не имея возможности посмотреть город, все музеи и прочее) - так это ради Красноярского краевого краеведческого музея. Он настолько интересен для музейщика, что это надо видеть.
При том, что все не лишено недостатков. И сами музейщики говорят, что некоторые залы делали второпях, потому как сроки поджимали, деньги упали внезапно и требовали реализации "вотпрямсейчас". И в каждом отдельном комплексе есть свои недостатки, очевидные.
Но целое впечатление от экспозиции такое, что ничего, кроме "ВАХ!" и не скажешь.
Начнем с самого здания. Модерн - такой модерн. И если приспичило архитектору леониду Чернышову забабашить на брегу Енисея настоящий древнеебитский древнеегипетский храм, он и поставил его.
Узрев это однажды, не забудешь. Выйдя к нему по козьей тропе по задворкам - не забудешь вдвойне.

читать дальше

Планировка - вполне себе нормальная для храма или жилоо пространства, но для экспозиции - очешуеть.
Экспозиция же подразумевает связный рассказ, а тут попадаешь сперва в центральный неф, а куда идти, налево или направо - хоть бы стрелку поставили что ли?
Но потом просекаешь, что всегда главный зал - центральный, а тематика правого и левого довольно параллельны по смыслу - смотрите хоть налево, хоть направо, выйдет связный рассказ.
Итак, цоколь, центральный зал - это археология. Она вполне традиционно представлена. Если не считать пары реконструкций, все культуры расставлены в виде натюрмортов из археологических предметов.
Что, собственно, не плохо, но можно и интереснее поработать, представив археологию в виде взаимосвязанных комплексов.
читать дальше
Слева и справа стоит этнография аборигенов Сибири. Представлена подробно - каждый народ КК - эвенки, селькупы, нгнанасаны, якуты, хакасы - с костюмом на манекене, с предметами. Интересно не положение вещей, а скорее - обрамление зала, которое объединяет все это в единый комплекс. Плюс три вида дома: эвенкийский чум, хакасский круглый бревенчатый дом и долганский дом.
читать дальше
Плюс роскошный зал с шаманизмом. Я придирчиво обнюхала всех шаманских духов - в нашей коллекции есть другие фигурки, например, кунье, крохаль. Тут если они и есть, то не выставлены. Плюс шаманские костюмы. В круговой витрине они камлают сразу все. Это офигенно - потому как показывает сходство и различие костюмов шаманов у разных этносов. Виден образ птицы, который читается в большинстве костюмов и образ зверя, который вычленяется чуть хуже, и различие богатства костюма.
Плюс очень симпатичный вариант оформления залов в виде стилизованных орнаментов и рисунков.
Но ведущие тексты на 2 страницы А4 12 кеглем.... Это атас. Полный.
читать дальше
И все это - только первый этаж.

URL записи

14:55 

18.11.2014 в 15:22
Пишет Вольфганг Шеффер:

Еду в Красноярск...
Поездка в Красноярск состоялась в рамках участия в конкурсе "Менеджер года", региональный уровень. Мы на городском уровне заняли 2 место, а Арт-площадка из Пушкинской библиотеке - 1. Ни мне, ни моему непосредственному шефу сильно ехать никуда не хотелось, но директор решил, что лишняя реклама нам не помешает.
Сам он не поехал, что защите проекта не повредило - мы вполне владели материалом.
В результате у нас так и осталось второе место на региональном уровне, а наши коллеги-конкуренты заняли третье. Ну, в общем, справедливо. Дистанционная медицина из Кемерово - явно был более актуальный проект.
Кроме того, в конкурсе капитанов мой спутник занял 1 место.

На счет поездки, памятуя пошлый анекдот про изнасилование - если не избежать, то расслабьтесь и постарайтесь получить удовольствие - я решила последовать сей неполиткорректной мудрости. Постонала, что хочу посмотреть Красноярский краевой музей. Я его посмотрела, бонусом оказалось Никольское кладбища, котрое располагается прямо через дорогу от Красноярского ресурсно-инновационного бизнес-инкубатора (КРИТБИ), где происходила наша тусовка.
Потом мы еще покатались чуток по городу, прокатились на колесе обозрения, а потом был банкет в трактире "Иван Васильевич" (было бы лето - я свалила бы оттуда, но увы.... шарашиться в темноте и на холоде в незнакомом городе 4 часа... - я отбыла 4 часа каторги и ссылки. ).
Ну, в общем, самое мощное впечатление - десять часов дороги туда (днем) и столько же ночью. Рабочее место, вернее - бедро и правая нога - как только не отвалились.
читать дальше


URL записи

14:53 

05.11.2014 в 07:19
Пишет Вольфганг Шеффер:

Этнографическая экспедиция совместно с Северским кадетским корпусом
30 октября 2014


27 октября 2014 года сотрудники Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова и воспитанники Северского кадетского корпуса в рамках реализации государственной программы «Повышения общественной безопасности в Томской области» и проекта «Сибиряки вольные и невольные» (сибиряки.онлайн) предприняли однодневную этнографическую экспедицию в поселок Кижирово и Петропавловка.

Задачей экспедиции было провести «разведку боем»: выяснить имена людей, живших в Кижирово до Великой Отечественной войны, уточнить планировку населенного пункта и определить старую часть деревни, установить возможные контакты с потенциальными респондентами.

Кадеты под руководством научного сотрудника музея к.и.н., Т.Ю. Назаренко обследовали кладбище и записали фамилии людей, чьих однофамильцев предстоит искать в Самуськах, Кижирово, Северске.

Удалось поговорить с родственниками погребенных, в результате записаны адреса двух респондентов. Выяснилось, что в группе кадетов был праправнук родившегося в 1832 году Антона Ивановича Шумиловского Иван Вахрушев, который получил индивидуальное задание взять интервью у бабушки.

Обследование застройки деревни Кижирово показало, что все старые дома находятся на одной улице, вытянутой вдоль реки. Таким образом выяснили первоначальный тип застройки – однорядную планировку.

В завершение поездки кадеты побывали в бывшем волостном селе Петропавловском, нашли место, где раньше стояла церковь, школа, проехали по улицам старой части села, обнаружили на площадке возле бывшей церкви безымянный памятник, по словам жителей Пертопавловки, поставленный партизану – борцу за Советскую Власть в годы Гражданской войны.

Впереди - работа по поиску бывших жителей Кижирова, интервью с выявленными респондентами. Сотрудники ТОКМ планируют поиск информации о селе в Архиве. А в планах экспедиций – поселок Орловка.

URL записи

14:51 

05.10.2014 в 14:38
Пишет Вольфганг Шеффер:

Еще про выставку
На сей раз текст писала я.
tomskmuseum.ru/ru/news/645/
Проект «Сибиряки вольные и невольные» (пост-релиз)

читать дальше

На высылку...



23 сентября 2014 года проект «Сибиряки вольные и невольные», реализуемый в рамках грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» при поддержке благотворительного фонда В. Потанина, был представлен широкой публике.

Гости музея познакомились с выставкой и сайтом (сибиряки.онлайн) проекта, над которыми в течение года работали сотрудники Томского областного краеведческого музея, а также привлеченные партнеры и единомышленники.

Их круг оказался предельно широк. Среди них и профессиональные историки из Томска, Кемерова, Новосибирска и Барнаула, и специалисты-программисты компании «Online – media», и сотрудники Государственного архива Томской области и Центра документации новейшей истории Томской области, и коллеги из Музея г. Северска, представители Северского театра для детей и юношества и Томского областного театра куклы и актера «Скоморох» им. Р. Виндермана и, конечно, потомки переселенцев и спецпереселенцев, живущие в разных уголках Томской области.

Особую роль в представлении проекта сыграли главный режиссер и актрисы Томского областного театра юного зрителя – И. Ротенберг, С. Гарбар, О. Райх, Д. Ротенберг. Благодаря им на открытии выставки удалось создать ощущение эмоционального погружения в историю. Вместо традиционной презентации гости стали участниками настоящего спектакля. Начавшись как обычная экскурсия, проводимая сотрудником музея, действо плавно перетекло в продуманную композицию, сплетенную из вербализации русских народных песен, документальных источников и воспоминаний участников событий - бабушка одной из актрис переселилась в Томскую губернию на Алтай в годы Столыпинской реформы, а потом в 1931 году была раскулачена. Когда в финале спектакля звучал рвущий душу плач «Сухопляс», многие зрители с трудом сдерживали слезы. Не случайно, одна из посетительниц выставки – сотрудница архива написала в социальных сетях: «Мы тоже ставили выставку по «столыпинской реформе», однако, я и представить не могла, что это можно сделать настолько эмоционально».

После театрализации гости презентации начальник Департамента по культуре и туризму Томской области П.Л. Волк и депутат Законодательной Думы Томской области Л.Ф. Пичурин, архивисты и учителя истории поделились с собравшимися своими историями и соображениями о проекте. Ключевая идея проекта – «твоя семейная история, твоя судьба и история страны в твоих руках и зависит от тебя», так или иначе, звучала практически в каждом выступлении рассказе.

Сама экспозиция, начиная от этикеток, сформулированных в виде вопросов, и заканчивая большим количеством предметов, доступных для осмотра и исследования, вовлекает посетителя в диалог с экспонатом как свидетелем истории. Как отметила кандидат педагогических наук, один из ведущих российских специалистов в области музейного дела и музейной педагогики, эксперта грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» М.Ю. Юхневич, проект побуждает пришедших в музей к реконструкции собственных историй, к размышлению о своем месте в историческом процессе. В этом контексте сильными сторонами проекта, по мнению эксперта, стали обращение к проблемным моментам отечественной истории без навязывания готовой точки зрения, стремление к постоянному расширению аудитории, ориентация на личные истории и формирования «культуры участия».

Впереди новый этап работы. И, приступая к нему, хочется еще раз поблагодарить людей и учреждения, благодаря которым мы смогли дать старт данному проекту.

Теперь, после того как проект стартовал, многое будет зависеть от интереса и активности пользовательской аудитории, от того, насколько выставка и сайт смогут затронуть глубинные смыслы и эмоции в сознании и душе пользователей.

Приглашаем вас к участию в нашем проекте.

URL записи

14:50 

30.09.2014 в 15:35
Пишет Вольфганг Шеффер:

Выставка. Не буду писать сама, сошлюсь, что пишут другие.
obzor.westsib.ru/article/424780


URL записи

14:49 

26.08.2014 в 10:16
Пишет Вольфганг Шеффер:

Отчет о фестивале Томский перекресток. Бытовуха.
Фестиваль удался. Были и хорошие барды, и те, кого я знаю, и новые имена. Хедлайнеры - Михаил Кочетков - пусть идет лесом со своим алкогольным юмором, и Василий Уриевский - мужичок с двойным дном, наблюдательный, остроумный, философичный хулиган. Респект. И таки да - все провинциалы, включая Уриевского из Саратова - забили москвича нафиг.
Но авторов надо слушать, Уриевского я, однако, нарою и запощу, Ланкина я уже постила.
А вот бытовое.
Во-первых, мы впервые взяли с собой большую палатку. 4 кг, но наверно, среднюю уже не будем брать даже в Кемерово. Шикарная, удобная, красивая. Восторг, короче.
читать дальше
Было много народа, многие с собаками. Как прошлый год, не обошлось без бродячего кота, который сначала был более чем недоверчив, а потом стал взымать жертву со всех вокруг. Разнообразие палаток приятное.
читать дальше

Концерты шли в пятницу вечером. С 9 до полпервого ночи, до конца мы не досидели - после вокальной студии "Акцент" Миргородского вышла гостья из Красноярска и усыпила всех, кто еще не уснул. Но выпусти ее в начале концерта - была бы вполне встречена приятно.
На следующий день марафон с 12 до часу ночи мы вынесли легко. Выступал, кстати, мальчик из Северска, Семен Ромащенко 13 лет, которого единственного из детей оставили на Гала-концерт, и там непоющий поэт произвел фурор. Правильно, 13-летний философ, любитель Бродского, художник и просто умница.
читать дальше
А вообще. С погодой повезло. Ночи были теплые - спали под одеялом, не вынимали спальники. Купались ежедневно без героизма, а просто потому, что жарко, а вода - теплая и освежающая.

Ночь с суботы на воскресенье имела признаки героизма. Рядом с нами остановилась компания интеллигентов. С часа ночи и до 5 они пели - пели хорошо, разнообразно - периодически просыпаясь, я отмечала богатый репертуар поющих, и спокойно засыпала.
А в пять кто-то приволок к костру немца. Настоящего немца, довольно посредственно говорящего по-русски. Что такое иностранец, который пытается в чужой стране наладить "дружеский контакт" с поддатым населением - представляете? Да, тот самый шаблон, который показан в куче фильмов с алкогольным юмором. Мужики разыграли сценку блестяще. Тут были и пьяные реплики, типа: "Ты, Пашка, в своей Германии всем скажи - не надо в Россию ходить. Эти вот дядечки, которые добродушные и с гитарами - только их тронь, они всех РАКОМ ПОСТАВЯТ!" и еще несколько аналогичных шаблонов. В конце немца предсказуемо напоили. То, что в этой ситуации иностранец выглядит как наивный ребенок - понятно, и меня такой юмор раздражает. В конце-концов Пауля увела какая-то женщина (русская), и вовремя - там разговор в какой-то момент обрел агрессивные интонации. Как только немец ушел, по разговору стало ясно, что народ куда трезвее, чем казался. Разобрали сценку, отметив неагрессивность немца и , кстати, тот момент, когда мне показалось, что разговор стал слегка недобрым. Правда, товарищ, который начал порыкивать, сказал, что он контролировал ситуацию и до ссоры не довел бы. Шутил. Но, собственно, после этого (примерно с 6-20 до 8-30), я тщетно пыталась заснуть и очень жалела, что по соседству оказались эти горлопаны.
В 12 начался заключительный концерт под названием "Нет резвее" - который явно по юмору интерпретировался как "Не трезвея". Под конец ведущий уже сам попросил, чтобы спели, наконец, про что-нибудь еще, кроме пьянки.
в 14-30 он закончился и мы пошли собираться.
Компания, которая ночью барагозила, сидела у костра, и уже подобрали какого-то сильно датого вьюноша, которого кто-то кинул, он с горя напился, и ребята пытались хоть как-то разрядить обстановку и отнять у него стакан. Под конец повели его знакомиться с Рыжиком, нашим котом, и в процессе знакомства вьюнош благополучно уснул.
Чем дело закончилось, мы не выяснили - уехали домой где-то часов в 16, и через час были дома.
Там брат приехал, племяшка младшая из Питера...

URL записи

18:45 

10.09.2014 в 18:06
Пишет Вольфганг Шеффер:

Отчет о Томской Писанице. Итоги
Итак, окончился наш первый длительный поход в истории объезжания велосипеда. Полагаю, он положит начало серии таких походов, когда спортивный туризм будет явно сочетаться с познавательным :).
Я давно хотела в Томскую писаницу. Мы готовились к походу долго. Потом был страх, что все нафиг сорвется из-за погоды. Но ничего страшного не случилось: все срослось, погода была отличная - только в пятницу было холодно, а в ночь с воскресенье на понедельник был дождь, но короткий и теплый, так что он нам не помешал.
Общие результаты.
Вес моего рюкзака на седле - 11,5, за спиной - 5, у мужа на багажнике - 12,5, на руле - 3, за спиной - тоже около 5 кг.
читать дальше
4 дня в пути, в первый и последний пройдено 107 км, во второй и предпоследний соотвественно 91 и 75 (маршрут поменяли). Северск-Томск-Коларово-Ярское-река Шумиха- Усть-Сосновка-Ленинский-Иткара-Саломатово-Дауровка-Красноселка-Литвиново-Акация-Пача-Писаница-Яшкино-Литвиново-Красноселка-Дауровка-Саломатово-Иткара-Ярское-Коларово-Томск-Северск. От Писаницы ездили в Пещерки и на скалки возле Пещерок. Оба раза ночевали в Иткаре.
читать дальше
Общая протяженность маршрута - 507 км.
Самый сложный участок - Томск-Северск в 2-4 часа дня.
Растение похода - Иткаринский баобаб - на самом деле - безумно старый тополь. У меня размах рук - 150 см, так что диаметр его - примерно такой и есть.
читать дальше
Самое красивое место с моей точки зрения - Красноселкинский водопад.
читать дальше
Самый красивый участок с точки зрения мужа - Пещеркинские скалы.
читать дальше
Самое потрясающее место - музей-заповедник "Томская Писаница"
Самое любимое место в Писанице с моей точки зрения - Скала.
Самое любимое место с точки зрения мужа - полагаю что зоопарк. Хотя возможно - нет. Трудно определить, что нравится, когда все по-своему хорошо.
читать дальше
Самое важное событие - фестиваль бардовской песни "Спас на Томи".
читать дальше

Самый безумный поступок с моей стороны - полетать на тарзанке (ну боюсь я высоты!)
читать дальше

URL записи

18:43 

15.08.2014 в 11:56
Пишет Вольфганг Шеффер:

И, наконец, обратная дорога.
за все время проживания в Кемеровской области светило солнце. Было тепло утром и жарко днем, за исключением пятницы, когда на день похолодало. Единственный дождь выпал в ночь с воскресенье на понедельник - перед отъездом. Но к утру почти все было сухо и палатку мы пусть влажную, но не мокрую, собрали. Выехали пол-десятого. Впереди было Яшкино, центр производства сладкой отравы (кемеровчане к яшкинским сластям поголовно относятся плохо, в самом Яшкино именно этот термин и услышала). Дорога, понятно, ровной не была. Но ехалось наредкость легко и мы вскоре оказались у высокой горы перед Яшкино.
Городок, отличающийся потрясающим рельефом, собственно, как все вокруг, был маленький, но довольно милый. Главная улица - Суворова - отличалась от прочих благоустроенностью, а все остальное - общероссийский типаж райцентра. Нашарили главную площадь, где стоят потрясающие памятники жертвам Великих и локальных войн.
Правда, очень выразительные. Мемориальный комплекс торжественнен, но жутковат, как пустой крытый колумбарий. Впрочем, весьма достойно чтят память умерших.
читать дальше
Тут нам долбанула слишком поздно в голову хорошая мысля. Очень не хотелось жить в мокрой палатке. И еще меньше - собирать ее поутру. Но на электричку в Тайгу мы не успевали, а следующая приходила поздно вечером. Машина Брата Сапфира, которая могла вместить нас с великами, оказалась в ремонте. И мы решили попытаться попроситься на ночлег к Татьяне Александровне, что прошлый раз нам поясняла, где найти достопримечательности.
Но к концу намеченного пути мы прошли всего лишь 75 км, на дворе было начало пятого, и мы готовы были ехать дальше. Впрочем, тетя Таня согласилась нас пустить, и мы не пожалели. Она оказалась радушной хозяйкой - дала матрасы и простыни, покормила своим. Много рассказала. Я вдоволь натискалась ее котов, кошечек и котенка Прошу Бандитскую морду, 2 мес от роду.
Следующие утром 107 км прошли легко. Самый долгий и сложный участок - 10 км по Томскцу - вымотал нас сильнее всего остального. Машины и грязь - поскольку прошел дождь. Кстати, выяснилось, что в Томске весь период были тропики: жарко и сильные дожди, но нас не полило ни разу!

URL записи

18:42 

15.08.2014 в 06:09
Пишет Вольфганг Шеффер:

Деревня пещерки и Скалки за ней.
Наш музеефицированный рай мы всерьез покинули только однажды - поехали на Пещерку, Скалы посмотреть. Кажется, на этом отрезке от Поломошного до Кемерова это самая высокая скала, не изрисованная, в отличие от Тутальской или Писаной, и потому альпинисты облюбовали ее для тренировок. Муж, который более неравнодушен к природе, чем я, рвался туда всеми фибрами души.
Меня поначалу несколько смущали подъемы и спуски, но расстояние было небольшое и мы решились. В результате дорога оказалась легкой (рюкзаков то на великах не было), а Скалка - близко. Сперва мы заправились водой в Пещерках - возросшее благосостояние кемеровчан позволило снабдить водопроводом все дома, в результате колонка в деревне - явление редкое. Поехали по грунтовке и вскоре оказались под скалой. Там было несколько рыбаков, которые пояснили нам, как забраться наверх, минуя альпинистские маршруты.
Сверху скала относительно чиста - там регулярны лагеря, стоят самопальные и загаженные донельзя туалеты, но сама скала не засрана. Мы побродили поверху, сфотографировали, насколько можно это сделать, великолепие данного памятника природы.
Она снова из серии - ни в сказке сказать, ни пером описать. Стоять у подножия, под почти отвесной стеной - дух захватывает. Сверху смотреть - у меня голова начала кружиться.
Вернулись домой рано и пошли по музею бродить.
Вечером обсуждали - как провести следующий день. Не то в Кемерово махнуть - километров 50 в одну сторону, не то посмотреть музей. Осознание, что в Кемерово мы скорее всего доедем, сфотаемся на фоне чего-то и помчим назад стало решающим аргументом в пользу остаться и найти сову и лыжника на Скале, осмотреть досконально и без суеты все, что в первый и второй день не досмотрели.
Не жалею. В Кемерово надо ехать на 2 дня.
Кстати, владелец кафе "У Скалы" - общительный мужик, посоветовал нам достопримечательности Кемерова: памятник шахтерам у Красной горки, сам музей на Красной горке, музеи и центральная часть города. "Я не патриот, я там живу" - заметил он.
Ну а теперь - великолепие Пещерской скалы.
читать дальше

URL записи

18:39 

14.08.2014 в 18:57
Пишет Вольфганг Шеффер:

И последнее про музеи.
Надо сказать, что среди всех музеев два оказались особыми. Первый мне страшно хотелось посмотреть, но в конце-концов удалось только глянуть через решетчатую дверь. Второй - это естественнонаучный музей с очень неплохой справочной аппаратурой - хронологический столб, схемы, иллюстрации - но, как высказался один посетитель: как то не входят в голову эти миллионы лет. Кузбасс богат углем, мрамором, граитом и т.д. И вот обломки этих сокровищ с солидными пояснениями выставлены на фоне жутких плакатов с динозаврами. В общем, довольно наглядно и если приложить минимум усилий, можно запомнить, когда образовалось что и почему.
В общем, сначала юрта, а потом сокровища Кузбасса.
читать дальше

Стоит, наверно, вернуться на грешную землю. А именно. В Писаницу приезжают ежедневно сотни людей. Чтобы лес не загадили, поставлены везде урны, туалеты, сделаны дорожки разные и тропы, а чтобы не пожгли кострами почву - понаставлены беседки с мангалами, которые можно снять за умеренную цену и там пожрать на природе свои шашлыки.
Потому в Писанице чисто.
Мы жили в палатке, и с понедельника по четверг были на всю поляну одни. Гигиенические проблемы решались при теплой погоде легко - мы купались утром и вечером в реке, там же и стирались. Появление бардов традиций не нарушило, правда, пятница выдалась холодной и в этот день мы не купались. Зато в субботу утром я пошла мыться. Вызвав восхищение немногих мужиков, занятых тем же - ни одна другая женщина в воду не полезла, а я поняла, что коли башку не вымою, то рехнусь.
Еще большее восхищение вызвал среди бардов наш транспорт - велосипедисты мы были одни, да еще из Томска.

То меня в шок повергло - так это торговая сеть Кемеровской области. Едешь по томским селам. Если это не умирающая деревня - хоть малый ларечек, но стоит. А тут. Писаная - большая и крепкая деревня, при заповеднике. Магазинов в ней нет! От слова совсем. Есть в Колмогорово, 3 км. от Писаной, два спуска один подъем туда и два подъема - 8 и 6 % - обратно. Мы ездили туда почти ежедневно: кроме хлеба понадобилось полотенце (ну, это я сгоряча его купила - Кот заворчал, чтобы я полотенце не пачкала, то есть не оборачивала им бедра. А вот тапки были необходимостью. Кстати, всего 100 руб, дешевле, чем в Северске. Частных торговок с огурцами и прочей картошечкой - нет.
читать дальше
В общем, подсчитав результаты трат, мы обнаружили, что потратили всего около 7 тыс, включая проживание, билеты, сувениры, аттракционы, редкие обеды вне дома , мороженое, покупки и входную плату. По 3500 на человека.

URL записи

18:39 

14.08.2014 в 13:49
Пишет Вольфганг Шеффер:

Археология.
ОТ святилищ начинается дорога к археологическому комплексу. Причем, через живую археологию, где можно глину полепить, из лука пострелять, шкурку медвежью примерить и т.д. Но для тех, кто идет через зоопарк, эти игрища за умеренную цену - 150 рублей за 3 выстрела из монгольского лука, 100 - за фото в медвежьей шкуре - 100, а на фоне шкуры - бесплатно.
Я из лука постреляла. По цели не попала, хотя начала просекать, как надо целиться, но пожалела еще 150 рублей. Лепить не стала - дома хватает.
читать дальше
Археологический комплекс - это снова дома и могилы. они расположены через дорожку.
Дома - под открытым небом.
Самусьская - 15-12 века до н.э.. Подруга Марина, помнится, на практике строила такой домик, и в нем было довольно уютно летом (зимой не знаю как в нем жить :)), но Кота оно напугало сходством с могилой.
читать дальше
Ирменская - 10-8 века до н.э., тут все основательно. Особенно понравились интимные выгородки справа от входа и слева - нечто явно для скотины.
читать дальше

Тагарская культура - 7-3 века до н.э.,
читать дальше

А через дорогу - ритуальный салон - павильон погребальной культуры. Оттуда, кстати, МТС хорошо брал, так что со временем сформировалась фраза: "Кот, пошли к покойникам, мамам позвоним".
читать дальше

Под горой начинается лестница - 207 ступенек вниз, а там - музей петроглифов. Очень современный и хорошо сделанный музей, который, впрочем, требует немалых усилий для прочтения. Потому ограничусь фотографиями комплексов без пояснений. Суть музея - показать не только общее и отличное в петроглифах региона, но и развитие искусства. От изображений магического характера к рисункам на мифологические темы и жизнеописанию быта.
читать дальше

URL записи

18:38 

14.08.2014 в 08:25
Пишет Вольфганг Шеффер:

Скала и боги нашего мира.
То, вокруг чего нарастала Писаница - это Скала. Она располагается над рекой и там имеются оборудованные площадки. Рисунки относятся к двум эпохам. Первое - неолит, 4-начало 3 тыс до н.э. - процарапанные рисунки на скале. Эпоха бронзы - рисунки выскоблены, утоплены в камень. Это рубеж 3- начала 2 тысячелетия до н.э. И если древние рисунки - это либо охота, либо оплодотворение антропоморфными существами лосей, то сюжеты эпохи бронзы сложнее - тут и солярная символика в изобилии, и лодки, везущие мертвых к берегам предков и т.д.

Скала - особое место. К ней надо идти, как в храм, в святилище, надо не спешить, смотреть на реку, и только полюбовавшись рекой идти к самой Скале. Тогда в душе твоей проснется древний трепет, и ты почувствуешь, что все, что окружает тебя - живое, грозное и мощное. И ты, человек, не венец творения, а довольно хрупкая и уязвимая частичка мироздания, в которую ты либо встроишься, либо будешь наказан теми, кто сильнее тебя.
Те, кто идет на Скалу, не настроившись таким образом - рисуют и пишут прямо на древних рисунках, или (в лучшем случае)задают дурацкие вопросы, а правда ли, что эти рисунки сделаны так давно, зевают, ноют, ржут над древними магическими действами (ну реально, блин, чудик с хреном и птичьей башкой, а вон тот уродец лосиху ебет!). Но ты их не слушай - потому что зачем слушать этих туристов, если можно послушать богов?

Прослушать или скачать Тибетское горловое пение и бесплатно на Простоплеер
Итак, начинаем восхождение по лестнице, ведущей вниз.
читать дальше

Дв эпохи рядом

читать дальше
Потом мы чуть-чуть возвращаемся и идем вверх, там на откосе - имитация капищ аборигенов Сибири и центральной Азии. Надо сказать, довольно грамотно воспроизводят оригиналы, я видела фотографии некоторых мест.

читать дальше
Культовые места надо смотреть после Скалы, хлотя можно и наоборот, но эффекта такого не будет.

Завершая тему священных мест, нельзя не сказать о построенной по приказу Тулеева часовни. Она тоже на берегу, но пейзаж там совсем другой - Писаная впадает в Томь, видна деревня Писаная, пейзаж благостный и мирный.
читать дальше

URL записи

18:38 

14.08.2014 в 06:53
Пишет Вольфганг Шеффер:

налево пойдешь - козленочком станешь).
Капище располагается направо от центральной аллеи, а если идти налево - там зоопарк. Очень небольшой, звери - только сибирские. Говорят, на территорию заповедника зимой заходят вольные лисы, лоси, бурундуков мы сами видели. Но часть сидит в клетках. Клетки средних размеров, в Северском зоопарке - меньше, однако видно, что тесновато. На клетках висят таблички, на которых написаны имена зверей, их возраст, то, что они должны кушать, и то, что им вредно. Можно купить корм и угощать зверьков, правда, больше - на подворье, потому что дикие обычно кусаются. Этот благостный вид, я так понимаю, результат длительных проб и ошибок. Медведь Миша умирает - он циррозник. У него посетители пивом посадили печень. Видимо, после этого тсали воодить меры по охране живности от идиотов.
Еще там были еноты, енотовидные собаки, какие-то дикие курообразные, белки, кролики, домашние куры и гуси - но тут я уже устала щелкать затвором.
читать дальше
Зоопарк, пожалуй, самая востребованная детьми часть экспозиции. Вообще мам с детьми там было очень много. Еще много инвалидов катались в колясках - дорожки там вполне себе приличные, но некоторые музеи - недоступны. На руках разве что.

URL записи

18:32 

13.08.2014 в 19:46
Пишет Вольфганг Шеффер:

Начало осмотра - Капище, Сказка, Кезек.
Наутро мы направились осматривать музей. Купили билет - мужу, у меня бесплатный музейный - и вступили.
Сразу скажу, Писаницу мы потом осматривали на несколько раз, возвращаясь в экспозиции не раз. Первый день - вторник, был, пожалуй, самым неудачным. Часть экспозиций была закрыта, еще некоторые предстали не в полном великолепии, на Скале не удалось найти любимые мои изображения - сову и лыжника. Но я буду рассказывать о Писанице так, как поняла ее за несколько раз.
Итак, купив на входе карту, чтобы ничего не пропустить, пошли мы осматривать. Центральная аллея показывает, что Писаница - это не только уникальный природно-исторический заповедник, но и коммерческое предприятие. Посыпанные гравием белые дорожки, кафе, сувенирные лавочки и прочее. То и дело на глаза попадаются горки, беседки для пожирания шашлыков, и прочие атрибуты безмятежного отдыха горожанина. Учитывая, что большая часть экспозиций - это реконструкции, а не подлинники. Тем более, на месте тагарского жилища расположилась какая-то контора, где делают за 100 р массаж тибетскими звуковыми чашами... И первое, что попало на глаза - Капище, созданное якобы по результатам раскопок в Перыни г. Новгорода. В центре стоит довольно таки копия Збручского идола, но в ГИМе она натуральнее, а по бокам - боги, которых современные художники представляют так и эдак.
читать дальше
Но дальше начинается заведомо детская площадка: резиденция Деда Мороза, избушка Бабы Яги и прочие прелести - и постепенно начинаешь понимать, что это наглядное введение в славянское язычество как раз очень впечатлит детишек. Можно и поиграть, родители, коли озадачатся - прочтут и объяснят, что это такое страшное. Играть и играть. Тем более, в выходные тут шарашится смотритель в костюме Бабы Яги. Классно. Ребенок точно захочет сюда прийти еще и еще.
читать дальше
Дальше идешь под горку мимо тира, полигона для пейнтбола и попадаешь...
читать дальше
Шорский улус Кезек - одна из наиболее музейных частей экспозиции. Подлинные дома, кузницы, бани и прочее - справки подробно указывают, кто и когда это здание построил, когда перестраивал, кто вывез и прочее - все по науке. Кладбище, понятно, реконструкция, но натуральная. Доски со справками про жизнь и смерть шорцев - короткие и ясные.
читать дальше
Вот, например, изба богатой семьи Марфы и Сергея Кискоровых. Домик построен в 1910 году Сергеем Кискоровым, архаичный, добротный, но однокамерный, даже сеней нет. Шорцы были крещены, однако, видно, как икона занавешена. Кстати, утварь такая, характерная. А наличники резал русский мастер. Узор означает лебедей.

читать дальше
Рядом амбар. Чуть поодаль - совсем бедный люди - юрта деревянная - шорцы не кочевники, они больше пастухи и немного земледельцы. Юрту и амбар не сразу отличишь друг от друга.
читать дальше
Рядом - кузница со сложной судьбой - то она была амбаром, то домом, то кузней. Архитектура та же.
читать дальше
Но самое потрясающее - кладбище, конечно.
за оградой две могилы - погибшего и шамана. Погибшего, а не умершего, хоронили без домика, втыкая в могилу осиновый кол. Для шорцев, которые вообще практиковали до крещения воздушные погребения на деревьях это было явное влияние русских представлений о смерти. Шамана хоронили в колоде и заваливали ветками. Ну, если шаман не ушел в лес умирать сам.
Умерших своей смертью хоронили в могилах под срубами и крестом, или под крестом с домиком-голбцом, или просто под крестом. А вот детей если не хоронили по старинке в бересте или в ящике, то над могилой вешали колыбельку.
читать дальше

А вот загадка - это строилось для чего?


Таким образом человек, пройдя эту тропку - от довольно модернового капища до подлинного этнографического улуса постепенно погружается в тему. Это здорово.

URL записи

18:31 

13.08.2014 в 17:37
Пишет Вольфганг Шеффер:

Отчет о Писанице. Часть первая. Туда...
Собственно, были в нашей истории подвиги и покруче, возьмем хотя бы Асиновскую авантюру. Однако, так далеко от дома, да еще с полной выкладкой мы не отъезжали.
Ну, начнем. Сборы с субботу, когда мы складывали свои рюкзаки и докупали оставшееся, завели нас с Котом настолько, что мы решили не ждать понедельника. Дороги, сами, понимаете, в выходные забиты менее. И мы двинули в воскресенье утром. Выехали рано - в 8 утра, чтобы проехать город до начала оживленного движения по трассе. И действительно - даже ужасный Аникин спуск проехали спокойно и без страха за свою жизнь в связи с очередной попуткой. Далее стало легче - трасса от Коларова до Ярского - почти ровная, асфальт хороший, машин мало. Мы легко и непринужденно докатили до Казанки, искупались, потом поехали дальше. В Ярском звернули на кладбище - там я еще в прошлом году увидела белый бюст, теперь выяснила, что поставлен он военному летчику, уроженцу села, погибшему в 1958 году. На Бойце снова искупались и легко поехали дальше до Кемеровской области. Вообще, мы не планировали героизма. Доехать без форсирования подъемов до Иткары и встать там на ночлег. Если время позволит - найти ненайденый ранее баобаб и камни.
Приехали в Иткару около 5 часов вечера. Местные про баобаб знать не знали, но отослали в крайний дом на въезде - к Татьяне Александровне, которая, как говорится, "со стариной", све знает. Татьяна Александровна оказалась дамой образованной (врач на пенсии, сторонница движения Анастасьевцев). Около ее дома нас облаяли три псины. Один из которых был черный (Иткара - по татарски - Черная собака). Она пояснила, как найти тополь, а потом еще и проводила до той точки, от которой уже не заблудишься. А про камни сказала, что камни были "не то вещие, не то заговоренные", но в маен этого года некоторые сильно ненормальные вызвали попа, он воткнул крест и камни сложил у подножья. Так что - нет больше тех камней, они другие. В общем, камни мы нашли. Обычные валуны, небось, ледником натащило, и, как потом выяснилось, современные иткаринцы, по безденежью и алкогольного генеза пофигизму такие кладут на свои могилы, если соизволят забрать труп из мертвецкой в Ленинском. Провожали нас и собаки. Безухй, в турнире за даму уха лишившийся Малыш и грациозная трусоватая шкода Кроха, которая изящно прыгала вокруг нас на длинных лапках. Баобаб рос в низине. Ветки этого тополя - толшиной с доброе дерево, а сам баобаб - офигеть какой. Мы поохали и решили на ночлег идти не через деревню, пусть местные потенциальные злодеи думают, что мы на Саломатово ушли.
Встали на том же месте, где раньше стояли. Проспали спокойно. Почти - мимо палатки часа в три ночи катала машина - рыбачки забурились не по той дороге в грязь и выбирались назад, матеря ландшафт.
читать дальше

Утром палатка была мокрейшей, но пока мы позавтракали, собрали все внутри - слегка заветрилась. Собрались и в 9 утра двинули дальше. Саломатово было большой деревней.
читать дальше
Мы вырулили на дорогу и двинули по ней, все время в гору и в гору. Томская область в плане ландшафта ровнее, а тут - если не подъем, то спуск, причем выраженный. И вообще - рельеф идет на повышение, так что радовало только одно - на обратном пути будет спуск. Пропилили мы через Дауровку к Красноселкам. Тоже большое село, славное упомянутым выше водопадом. Но не только. Там строится приятная деревянная церковка. А еще там на рельефе этом, мать его ети, тренируются лыжники. Я пока покупала в местном магазине "Приятный день" и булочки, он мимо несколько раз нарезал мимо нас.
читать дальше
Потом мы выехали на Литвиново - там есть деревня и станция с одноименным названием. деревня маленькая, станция производит впечатление приятное. От ЛитвинОва - 5 км до Яшкина, но я так и не поняла особо, почему мы решили ехать на Акацию и Пачу, а не на Яшкино. Хотя... иначе не посмотрели бы мы Пачу, а Пача - она того стоит.
Едем по дороге, с подъемчиком, понятно, дорога усыпана белой щебенкой и по ней летят Камазы - Акация - промышленный центр. Мы глотаем пыль и едем. Акация оказалась поселком грязненьким, но большим. Двое местных мужичков растолковали нам про дорогу на Пачу, сказав, что мы должны лезть в гору. "Вот такую гору" - жест на уровне груди. Поехали. По пути глянули на запыленный угрюмый скверик.
Гора оказалась впечатляющей - мы ползли пешедралом, толкая коней километра два, не меньше. Но потом пошли поля, а вдали виднелась Томь. И на полях по краям лежали знакомые белые камешки, видимо, убранные с полей во время обработки. Такие изгороди, помнится, возникают вокруг полей в Эстноии и Скандинавии - так же выбрасывают валуны и они накапливаются. Потом пошел спуск, и впереди забрезжила перспектива обеда и купания.
На берегу местные пояснили нам, что можно ехать до Писаницы через Синеречку, а можно - до трасы, и по трасе 5 минут - и Писаница. Ну да, на машине - правда. До трассы оказалось 7 км, а по трассе - еще 10. Ладно хоть женщины-пешеходки растолковали, что там за 5 минут. Но Пача оказалась очень красивой и большой.
читать дальше
После того, как мы поставили лагерь и поужинали, пошли смотреть берег - Писаницу отложили назавтра. Места тут такие, что я умолкаю. Потому как русский человек в таких случаях переходит на мат, а я хоть и чухонка, а все же живущая в России.
Тем более фотоаппарат как раз довольно адекватно передал краски.

читать дальше

URL записи

18:28 

23.06.2014 в 16:54
Пишет Вольфганг Шеффер:

Велоотчет
Было у меня три дня выходных. Хотела еще один. Один - на защиту Сониного диплома, три - на поездку в Ишим и Лампсаково. Но Лампсаково не принимало - они работали в субботу до 16, и мы до закрытия никак на великах туда не успевали. В воскресенье у них выходной, а в понедельник они ждали гостей. Будете смеяться - сотрудников ТОКМ. С которыми я не поехала. Я хочу в этот музей с мужем, а не с коллегами, и на великах, а на автобусе. А если на автобусе, то вернуться в 15, а не в 21... Короче "Лапша длинная, а я хочу короткую!"
читать дальше
Мироздание смилостивилось надо мной и послало мне жару страшную, в результате мы поехали на солнцестояние в Победу мимо брошеного кладбища лесом, Обратно хотели по проселочным дорогам.
На следующий день решили купаться, но только в Самуськах - там будет километров 65. Итого - 200 км мы должны были за выходные накатать.
Поехали - водоканалкой, потом веткой водоканалки, потом лесом. Блин, мы тысячу раз ездили этой дорогой. Так скучно(((
Кот уехал в поход в печали. Накануне ему исполнился полтиник, он решил, что он теперь старый, а я сильнее его. Но жару то я переношу всяко хуже.
Веле он мне регулярно в дороге пить. В результате получился эффект странный. Жарко, пить хочется, а заодно чувство, что на кочках булькаю я, а не гидратор, вечно хочется ссать и при этом тошнит при мысли о том, что надо попить, но пить хочется. Облевать тайгу мне правда не удалось, но пометила я ее капитально. Ротный рефлекс включился уже когда до вожделенной Оби осталось километра три, а то и меньше.
О, эта бесконечная дорога.
Но холодная вода привела меня в чувство быстро.
Купаться в Оби холодно, в отличие от Томи и озер.
Но мы купались. Потом у нас сдулась внезапно камера. Слава богам, не в лесу, не по дороге, а когда мы уже вылезли из воды, живые и нам не было жарко. Потом мы снова купались, и заставляли себя поесть. Потом наблюдали, как мужики грузят на прицепы лодки. Потом Кот сказал, что рядом есть озеро Лебяжье и надо на него заехать. Поехали. Это бывший карьер, то есть глубокое, крутое и очень чистое. Воды много.
Поехали обратно. Решили - ну его проселок, едем по трассе. Мимо едет много народа, но больше - в Победу. Нормально добрались до Зоркальцева.
Кот говорит - после 100 км ему стало лень крутить педали.
Но жара уже пошла на убыль, и мы ехали. Так и не узнав, что Варвара уже родилась :)
читать дальше

Наутро я была тормознутая с перегреву, но тело в порядке. Поехали на озера купаться. 30 с небольшим туда, столько же обратно - дороги разные.
Снитча на озерах не было, а была ласковая попрошайка Лиза. На обратном пути видели игривую псину Бастюшу.
читать дальше
Первый раз - 143 км, второй день - 60 с небольшим.

URL записи

18:20 

30.01.2014 в 17:37
Пишет Вольфганг Шеффер:

Белые ходоки в Асино
Асиновская экспозиция - еще одно творение Зои Игнатенко.
Сельские музеи - вещь забавная. Залы, как правило, маленькие, экспонаты - этнография и фотки.
Но само по себе Асино - замечательное в некотором роде Место. Район осваивался относитльно поздно - кроме отдельных туземных и старожильческих селений тут была тайга да километры. В 1890-е годы этот район - юг Томской области - был отдан под переселенческие участки. И понеслось.
Само Асино выросло из поселочка Ксеньевка. Рядом, в с. Ново-Кусково родился и вырос Г.М. марков - писатель довольно известный.
Зоя решила концепцию экспозиции смело. Триединство мира: Жизнь и творчество Г. Маркова и отраженная в его творчестве жизнь переселенческого края, где жили и трудились сотни таких, как Марковы.
Тем более, место это замечательно тем, что по этим землям прошла Гражданская война во всем ее великолепии. Парни из одной деревни, прошедшие выучку на фронтах Первой Мировой - шли кто в красные партизаны, кто в каратели. Страсти разгорались нешуточные.
Марковы не по рассказам стариков помнят все это.
Зоины экспозиции хороши тем, что она умудряется идейный посыл визуализировать, и это читается сразу, с порога.
Встречает посетителя замысловатая конструкция. Плавные изгибы стенда - это и извивающаяся кинопленка, и петляющая река Чулым, и течение жизни, и берега... не только реальные.
В общем, текчесть этой конструкции читаема и многосмыленна. По стенкам - выставочные комплексы. места мало - мне так и не удалось отснять замысловатые конструкции во всей красе, но вот комплексы хороши. Стенка с иконами - не случайна. Отгораживает выставочный зал от экспозиционных.
Пушечка, кстати, настоящая, а вот обрезы и т.д. - кроме перержавевшего левольверта не разрешили экспонировать: нет надлежащей охраны здания и витрин. Жаль - там интересная коллекция.
Первый зал - досоветский и времен Гражданской войны.

читать дальше

URL записи

18:19 

27.01.2014 в 18:16
Пишет Вольфганг Шеффер:

Сегодня сбылась мечта моего детства.
Я посетила музей судебно-медицинской экспертизы СибМГУ.

Об этом музее я впервые услышала на занятиях по НВП, которые проводил врач скорой помощи. Крооме знаний, которые я до сих пор не забыла - как повязки накладывать, как раны обрабатывать и прочая первая помощь при травмах - он рассказывал нам много баек из своей практики.
И вот среди этого рассказал он про этот музей и про клееночку.
История забавная и жутковатая.
Но тогда она была для нас просто смешной, потому что проститутки казались чем-то исключительным, а криминал - это вообще из другой жизни.
В 1970-х годах в Томске жила некая дама, которая торговала своим телом. Или не торговала, а делала это из любви к искусству, принимая подарки - об этом врач нам не сказал. Однажды в "Вокруг Света" прочла она о некоей прославленной баядере, попавшей под машину в славном граде Бомбее. Тело баядеры было сплошь покрыто татуировкой с именами ее клиентов. Томской баядере показалось завидно. Татушки тогда было делать немодно, потому она купила клееночку и начала писать на ней всех этих "Сан-Санычей" и сперантов с курсатами. Иногда четко оговаривая род занятий, имя и место учебы, а иногда ограничиваясь пометкой, что с сим клиентом ходила на "Афоню". В общем, на 137 клиенте список обрывается - он даму убил, напугавшись, что она не так это все записывает.
В общем, сегодня узрела я сей легендарный экспонат и много что еще.


читать дальше
А вот интересно - как выглядела хозяйка клееночки? И что заставло тех женщин вводить мыльный раствор в матку? И почему выпал из окна тот человек, чьи полопавшиеся вутренности стоят в шкафу?
Это не менее интересно, чем технология придания прижизненного вида трупам...

URL записи

17:24 

16.10.2013 в 17:50
Пишет Вольфганг Шеффер:

Сотрудники ТОКМ предприняли поездку в Итатское сельское поселение в связи в подготовкой к грантовому проекту "Сибиряки вольные и невольные". Как известно, Итатка как большое поселение возникло в связи со строительством железнодорожной ветки Томск-Белый яр, в 1939 году. Однако место было заселено с конца XIX - начала XX века, когда на территории нынешнего прристанционного поселка возникли хутора Шутинских, Гайделисов, Буковский (не Быковских, как многие произносят) - практически все - переселенцы из Царства Польского и Литвы. За рулем нашего верного жигуленка был Олег Асратян, модератор музейного сайта и фотограф. А в машине Я, как человек побывавший в этих местах в качестве велотуриста, Василий Антонович Ханевич, заведующий музеем "Внутренняя тюрьма НКВД", пан Богуслав, музейный работник из Польши и Геннадий Березовский - уроженец здешних мест, мать его происходила из рода Шутинских, а отец - потомок томских первопоселенцев, тех, что в XVII столетии обосновались на Воскресенской горе.
В мои ланы входило выяснить, можно ли найти кого-то, кто бы пополнял контент нашего сайта, потомки переселенцев из Польши, Олегу надо было сделать снимки - в рамках его научных интересов - история томских железных дорог. Василию Ханевичу надо было найти зековское кладбище, на котором упокоился политзек Виктор Саввин (Виттор Небдинс) - известный поэт-коми, автор гимна республики, драматург и один из пионеров национальной интеллигенции. Увы, в 37 году получил он свою пятерку, отбывал срок на лесоповале, лагпункт "Тайга" под Итаткой, подорвал здоровье и умер на Прикульском ОЛП (собственно, тоже под Итаткой). "Мемориал" установил на краю кладбища памятный камень и теперь Василий Антонович хотел посмотреть, в каком он состоянии. Кроме того, Василий хотел поговорить с руководством школы Итатского сельского поселения (расположено недалеко в с. Томское) о создании музея. Геннадий владеет домом в Итатке, готов продать его под музей. Но нам он в первую очередь был нужен, как проводник: показать, где хутора стояли, рассказать... Геннадий вообще тот идеальный потребитель нашего проекта, который интересуется своей семьей, ищет свое место и пытается осознать собственную роль в истории России, знает родослоловную не по преданьям старины, а в результате генеалогических разысканий в архивах. Его родословие занимает несколько тетрадей. Богуслав поехал просто понаблюдать за нами, как он сам высказался. Музейный работник из г. Белостока, он часто бывает в России и интересуется исорией Польской диаспоры в XX веке.
Выяснив, что главы СП на месте нет и взяв в Администрации данные о том, кто мог бы поведать об истории Итатки или хотя бы своего рода, мы посмотрели на бревна, оставшиеся от сруба костела из с. Андреевка . У сруба была бурная история. Срубили его поляки-переселенцы, не поскупившись на материал - взяли лиственицу, которая не гниет. Но костел закрыли, перевезли в Итатку и организовали в здании почту и милицию. Потом костел-милиция-почта сгорели, не дотла. Но несколько гнилых бревен прямо напротив здания администрации вряд ли могут привлечь внимание непосвященных. Потом поехали на кладбище. Итатка и сейчас сохраняет хаотичную планировку. Геннадий Березовский показывает места хуторов, поясняет, что на хуторе стояло 2-3 дома, в которых жила родня, рядом шли огороды и выпасы. А вот где поля были, он не знает, и карточек переписи 1916 года не нашел.
По грязной и довольно тоскливо выглядещей улице (есть дома крепкие, а есть и вовсе брошенные) мы выезжаем на кладбище. У главных ворот стоит крест, кладбище вытянуто вдоль оврага. Есть там старая часть, новая и интернатская - в Итатке есть интернат для... как бы помягче сказать: для состарившихся заключенных, которым податься некуда. Как Ваенга поет: "Ни сумы, ни тюрьмы".
В общем, посетили мы могилу тети и деда Геннадия, посмотрели на кладбище - родовые кусты впечатляют.
Кстати, как выяснилось, католики ставят памятники "в обратную сторону". Тоже в ногах, но кладут покойного ногами на запад. Подивились на памятник 53 года на могиле нкоего Поздеева.
читать дальше
Пошли искать кладбище заключенных. Если бы не было сказано, что там полно людей - и если бы не несколько особенностей, то эти едва видные холмики и частые впадины за могилы принять сложно. Памятник на окраине леска ухожен. Пошли дальше. Массивный памятник времен 50-х, ржавый и покосившийся - кем поставлен? Родными? Тогда, еще в первую оттепель? Но дальше идем - у пихты ограда, в ней крест. На нем имя Виктора Саввина. Но его могилу уже не найти Первоначально вообще было прибито к дереву, потом крест поставили. А чуть поодаль - карточка и табличка - прямо на стволе дерева. Кладбище пересекает колея, и за колеей оно продолжается. Интересно, в ложке не хоронили, или прямо по костям колея? Кладбище относительно чисто, при том, что местами попадается мусор.

читать дальше
Геннадий рассказывает, что на территории рядышком с кладбищем, где сейчас интернат, собственно и была зона, которую, не размениваясь на детали, местные звали "Сиблаг". Подивился, что родня, имея в семье репрессированных, тем не менее полагала зеков сидящими "за дело". От милосердия наших крестьян отучили быстро: мол, будешь подавать - сам рядом сядешь. Впрочем, потом выяснилось: живет в Итатке бабулька, которая девочкой бегала за 5 км на Лаготделение "Тайга" - меняла на игрушки молоко. А потом Геннадий вспомнил, что зеки "не знали, как лес рубить. Потому многих новых зашибало комлями до смерти".
Пока мы тут копошились, заинтересовались нами собаки: грязные безродные попрошайки. А я, памятуя о прошлой командировки, не взяла еды. Потм появилась хозяйка - под стать этим псам, забитая жизнью.
читать дальше

Подъехали к интернату. Внутрь не пошли, Олег поснимал калитку и проходную, строения находятся вдалеке. Потом поехали в Томское. Был Томское военным городком, с площадками, ракетными шахтами, замаскированными под птицефермы. Страшное место, хотя оно и возрождается потихоньку. В перестройку армию бросили самым скотским образом. Народ в военном городке замерзал - части закрыли, и если кто остался в поселке - их проблемы. Народ покупал или получал в качестве гуманитарной помощи буржуйки и топил. Потом те, кто привык жить лучше - разбежались, оставшиеся бомжи доедали все, что можно - в прямом и переносном смысле и обгаживали все, что нельзя стибрить.
С того времени, как я побывала тут последний раз дом престарелых перешел в ведомство, которое курирует психтически неполноценных людей, дома, заселенные на два подъезда, заселились полностью. Но все равно разруха и мерзость запустения. Дети, идущие погулять из школы производят впечатление сюрреалистическое, а идеальная школа - вообще из другого мира.
читать дальше
Ханевич зашел в школу. Он хотел поговорить с директором, но его не было. Была завуч и учительница, занятая краеведческой работой. Учительница - мать троих детей, жена пекаря - переехала сюда из Новосиба. Ради квартиры. Однако, судя по всему, нашла чем занять себя и своих бандерлогов из 7 класса. Пишут проект, берут интервью у стариков. Надо сказать, что ее предшественнница (она жива, но у нее рак и потому поговорить с ней сейчас нельзя - отходит от химиотерапии) сотворила великое дело - нашли с детьми Лаготделение Тайга, повеили там мемориальную доску, зафиксировали все на фото.
В общем, смогли мы достигнуть договоренность о том, что ребята будут постить на наш сайт результаты своих поисковых работ. И им хорошо, и нам.
На обратном пути у нас сломалась машина. И тут выяснилось, что пан Богуслав работал механиком. Помог Олегу с машиной. В общем, вернулись слегка подмороженные и довольные.

URL записи

Дневник велосипедистов

главная