Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:12 

23.07.2013 в 17:49
Пишет Вольфганг Шеффер:

Морально дозрела
Написать о путешествии этой субботы. 120 км. Северск-Клюева-Авторынок-Академгородок-Степановка-Мирный-М и Б. Протопоповы- Межениновский тракт- поворот на Петухово- Плотниково-ст. Петухово- с. Петухово-Аксеново-Некрасово-Богашево-Лоскутово-Томск- Северск.
Маршрут был выбран заковыристый, потому что у Коти рвалась цепь, и надо было менять передачи и цепь.
Потому выехали поздно, а в настоящий поход двинулись уже ближе к полудню, поминая на каждом километре жару и желание залезть в воду и не вылезать.
Ближайшая вода имелась возле недостроенной церкви в малом Протопопово. Выяснив, что Ушайка сильно обмелела и купаться в ней можно, а переодеться - проблематично, обошлись умыванием без макания задницы - берегли сухими трусы, чтобы не стереть то, на чем в седле сидишь. Но майки намочили и двинули дальше. Вампиров, кстати, было мало - день жаркий, место открытое.
Впрочем, пока дорога была хоть и холмистая, а все же асфальт и радовало то, что знакомая. В небе то и дело раздавалось гудение - самолеты. Аэропорт близко. Промахнули мимо поворота на Богашево, свернули на Плотниково. Деревушка так себе, но вот водоем, крутые горы и кедрачи - они тянулись тут почти сплошняком - делали этот мирок страны Петуховии наредкость милым и привлекательным.
читать дальше
В общем, не смотря на то, что предыдущую неделю я не тренировалась - жако, купаться только ездили, меньше 10 км в день - ноги чувствовали себя нормально и даже очень. Жара донимала больше, руки скользили по рулю и тело все блестело, аки у вампира из "Сумерек" - мелкие капельки пота на ярком солнце. Тем временем начала выпыживаться гроза. Нобо справа от нас потемнело, там загромыхало. Но, забегая вперед - гроза кружила вокруг нас, но ни разу не накрыла. Один раз мы заблудились и свернули не в ту сторону - дак вот, не крутани мы те 6 км - накрыло бы нас дождем, но пока мы плутали - дождь вылился.
Но пока впереди нас ждала станция Петухово. Станцию, вернее, платформу - я не сфотала - там дорога внезапно кончилась и мы добирались до платформы по заросшей спорышем тропке. Это меня так удивило, что я о фотике забыла. Зато после платформы дорога снова началась.
Кстати, о дороге - идеально ровная грунтовка, почти без колеи и вообще без говен. Наконец она вырулила на шикарную церковку, стоящую на краю кедрача. Церковка, как выяснилось, старая, но недавно приведенная в чувство до состояния "выглядит как новострой". Рядом - добротный, но явно не сельский домик. Кроме поленицы и недоколотых дров рядом - никакого признака хозяйства. Ни тебе сараев, ни загона для скота. Пишут - писательская дача.
читать дальше

URL записи

16:11 

14.07.2013 в 09:09
Пишет Вольфганг Шеффер:

Но я сказала: "Брат, мы все-таки пойдем вперед!" или Дорога Зашибана.
В общем, это была странная дорога. Странный поход. Когда муж все время сомневался в рациональности своих действий и делал их. А я периодически выдавала что-то в роде арии Галадириэли про "надежды нет, но там вдали горит восход".
В общем, дорога: Северск, Петрово, водоканалка, ветвь водоканалки на Победу, Зашибана дорога (лес и мимо брошенного кладбища), Победа. Киреевск, Зашибана дорога (Киреевск - Верхне-Сеченово) Верхнесеченово, Карбышево, Рыбалово (И конец 1 дня, 140 км) Рыбалово-Зоркальцево-Петрово-Северск. 44 км.
Прелесть этой дороги не в длине - проходили и больше, а в том, что на участке водоканалка-лес 13,5 км, примерно километров 6 - жидкая грязь. И на участке Киреевск-Сеченово - 16,5 км, дорога или настолько профилясто-колеястая, или профилясто-колеясто-травянистая, а то и вовсе болота. В общем, дважды в этом болоте мы увязали так, что надо было выползать из грязи на коленках.
Там, где дорога Зашибана, ехать нельзя. Можно идти. Сил, понятно, берет немеряно. Еще больше времени.
Добавить к этому тучи гнуса, и мы получаем нормальный сибирский экстрим.
При этом палатку мы не взяли. По счастью в Рыбалово отдыхала Инлинь с семейством, и они нас приняли и даже попарили в палаточной баньке.
В общем, проверено, дороги от Киреевска до Сеченова нет. Но в целом путешествие оставило приятное впечатление. Купались в Оби на очень приятном месте. В Киреевске нет реки (есть, но так далеко, что ну ее нах), но вкусный хлеб и очень красивые мета. Домик Инлинь - особая статья - мож, хоббиты и найдут эту пещеру неуютной, а на наш вкус - очень классно, дружно, уютно. Всем живущим там комфортно. Я посмотрела, как деловито Чибиуса таскает в баню дрова и как ловко они обходятся с бытовыми задачами - просто прелесть. Изумруд при нашем появлении спряталась под кровать. Оказывается, это она нас пугала :). Потом зайсы построили домик из подушек и даже пригласили в него меня. Домик хорош, но я в нем помещаюсь только в скорченном виде.
Впечатления от матраса, на котором лежу я, а по мне скачут Изумруд и Чибиуса, и знакомство с Тори (она сразу поняла, кто скорее даст ей печеньку, и села рядом со мной) - особо приятные впечатления. Кстати, при частичном отсутствии окон - полное отсутствие комаров - поставили морилку.
Ну и прикол напоследок. На КПП у ужа лопнула цепь. Ну лопнула и лопнула - я умею чинить цепи. Прижались к стенке здания КПП, чинимся. Вдруг за спиной веселый рык: "Это вы тут минируете?". Оказывается, наши скорченные позы вызвали у кого-то ассоциации (ну да, два террориста встали посередь бела дня у центрального хода общего КПП, и давай монтировать адские машины. ) Командир поржал с нами, и почапал восвояси.

Итого, за 2 дня - 184 км, из них примерно 18 - пешедралом. Первый день - 140 км, второй - 44 (а Кот говорил - 35 :)). Хорошо , что не поехали, а остались в Рыбалово).

URL записи

16:06 

06.07.2013 в 19:22
Пишет Вольфганг Шеффер:

Во по таким местам я сегодня каталась.
Вот по таким местам я нонча каталась. 102 километра, но они были непростые.
читать дальше

читать дальше

URL записи

16:04 

30.06.2013 в 17:02
Пишет Вольфганг Шеффер:

Томский карнавал.
Вчера скатались на карнавал. Мне он нравится - зрелищно, весело. Но вчера я поняла, чем он мне не нравится.
Это - шествие с претензией на профессиональность. Идут коллективы в заранее подготовленных на тему костюмах, показывают отработанные гимнастико-танцевальные программы, бьются за приз...
Стихийного раблезианского веселья первых карнавалов - уже нет.
Есть выступление поставленных под ружье сотрудников и есть толпа зрителей. Нет соучастия.

На снимках без "моря" - руководитель Чеховских пятниц, путешественник, совершивший кругосветку на плоту - катамаране - Евгений Ковалевский (Одиссей) и сценарист-режиссер их безобразий Лариса Кудинова (Пенелопа)
читать дальше


читать дальше

URL записи

16:00 

15.06.2013 в 16:25
Пишет Вольфганг Шеффер:

Открыли сезон - во всех отношениях.
Сегодня, проехав 96 км, мы открыли два сезона: купальный - вода в Мальцевом озере уже теплая и аварийный - я навернулась на почти ровном месте. Если бы не шлем - возможно, было бы сотрясение, так отделалась массой ссадин на конечностях, фотоаппарате и гидраторе. И большим испугом, с которого меня ажно вырвало. Но в общем-то, все нормально - я после того, как выяснила, что все двигается и больше не тошнит - проехала 30 км.

Из всего, что было: еще сфотала могилу самого старого по дате рождения человека, которого встречала на кладбищах Томского района. Шумиловский Антон Иванович :candle2: родился в 1836 году!!! Умер в 1930. До сотни чуть-чуть не дотянул. Рядом два его сына лежат - один раньше отца убрался, второй - чуть пережил((((.
Увидела возле Кижирова табун пасущихся лошадей. Кто-то держит)))).

читать дальше

URL записи

15:59 

08.06.2013 в 18:08
Пишет Вольфганг Шеффер:

Турунтаево
Сегодня был первый серьезный поход. Доехали до Турунтаево, что в 80 км от Северска и вернулись. Это расстояние (164 км) было сопоставимо с тем, что нас ждет по пути на Писаницу. Учитывая, что перед этим был восьмидневный перерыв на Москву - я убедилась: форма нормальная, доеду, живая.
Итого - средняя скорость - 19, 5, максимальная - 42! (с горки), время в пути - 8,5, время вообще - с 8 утра до 18-30 с осмотрами достопримечательностей, обедами и чистками великов.
Это при том, что обещанная в Томске солнечная погода на Асиновский район не распространялось. Нас преследовал мелкий нудный дождь, который умудрился вымочить дорогу так, что брызги из-под колеса летят в лицо едущему сзади.
А впрочем - важнее было не столько село - оно довольно колоритно, но их было немало в нашей походной жизни, а чисто психологическая настройка на нормальные походы, а не покатушки вокруг дома.
Плохо, что никак не удалось покататься по проселку - грязно.
А что до Турунтаева - То вот историческая справка:
Село Турунтаево было основано в 1680 году пешим казаком Турунтаевым. Село лежит на Большом Сибирском Тракте, который в восточном от Томска направлении называется Иркутским. Иркутский Тракт проходил раньше через старинные сибирские деревни и села: Семилужки, Халдеево, Камаевка, Первый и Второй Выселки, Новоархангельск и Латат. Другая ветка отходила от Камаевки и шла через Подломск, Турунтаево, Мазалово, Поповичи и Ишим.

Турунтаево было небольшим селом, цепочкой вытянувшимся вдоль тракта, который проходил по центральной и единственной улице, теперь улице Октябрьской. Сельское население занималось в основном хлебопашеством, охотой, рыболовством на реках Ташма и Яя. Были распространены и домашние промыслы – льнопрядение, ткачество. Кроме того имелись свои ремесленники, кузнецы, шорники, колесники, пимокаты, сапожники, портные и кожевники.

Примерно в десяти верстах от Турунтаево, по направлению к Томску находится село Подломск. Раньше оно называлось Кристинино, по имени первопоселенцев Кристининых, пришедших сюда в первой половине позапрошлого века.

В 1927 г. село было переименовано в Подломск по инициативе председателя сельсовета Калугина.

Основным занятием населения в Подломске, как и в Турунтаево, было хлебопашество. Помимо этого из обоих сёл в город на продажу вывозили мясо, зерно, дрова.

К началу XX века Турунтаево было уже довольно крупным селом. Здесь находилось волостное управление, своя школа, лавка, которую держал еврей Любович, большая церковь, сгоревшая в годы гражданской войны, мастерские ремесленников.

Многие жители помнят, как через села проходили колчаковские отряды вслед за которыми наступали красные.

Во время коллективизации в Турунтаево и Кислове были организованы три колхоза "Прогресс", "Трудовик" и "Ударник"

В 1961 году был образован совхоз "Победа", объединивший хозяйства Турунтаева, Подломска, Халдеева, Спасо-яйки, Новоархангельска, Мазалова, Новорождественки, Романовки, Подлесовки, Перовки.

Фотки

читать дальше


URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 15:55

15:58 

15.06.2013 в 18:42
Пишет Вольфганг Шеффер:

Не желаете ли вы осмотреть крестики, склепики, гробики и саркофагики? (с).
Когда за городом, задумчив, я брожу
И на публичное кладбище захожу,
Решетки, столбики, нарядные гробницы...
Купцов, чиновников усопших мавзолеи.
Дешевого резца нелепые затеи,
Над ними надписи и в прозе и в стихах
О добродетелях, о службе и чинах;
По старом рогаче вдовицы плач амурный;
Ворами со столбов отвинченные урны...
А.С. Пушкин 14 августа 1836 год, Петербург

Пушкин, конечно, прав, и все это имело место быть погребено на кладбищах типа Донского. Но - в зависимости от настроения гуляющего по кладбищу важным кажется то одно, то другое...
читать дальше


Если любое кладбище дает представление о городе живых, то глядя на старый некрополь Донского монастыря видишь кусочек ушедшей Москвы. Собственно, осколки той же Москвы то и дело являются в переулках и прямо на улицах. И там и там слова не дают черни - она лежала в других местах и жила в других домах. Так что - Москва дворянская, купеческая, профессорская... ну, за редким исключением. Похожая на Москву, описанную у лежащего тут же Ивана Шмелева. О той самой шмелевской Москве птомок представителей подлых сословий леди Гаервен сказала: "Читая его сусальную книжонку, понимаешь, почему этот мир крякнулся". Правильно, мирок был самодостаточный, замкнутый и по-детски самодовольный. Его хорошо воспринимать, когда ты сам сыт, одет, обут, образование получил и жизнью своей доволен.
А моей прабабке, такой же крестьянке, как прабабка леди Гаервен общество, лежащее сейчас на Донском кладбище точно бы понравилось. Хотелось ей не самой к "вызшим" примкнуть, дак хоть детей в тот мир пропихнуть.
- Ленинька, каб не ваша поганая революция, так Вася был бы офицером, а Лидонька - фрейлиной.
- Мама, так кто такая фрейлина? Царская проститутка.
- Дак ведь царская...


читать дальше
Ряды надгробий при всей необычности для современного глаза и разнообразии - на удивление одинаковые, и лишь некоторые упорно демонстрируют свою непохожесть, свои убеждения, свое я...
Например Секунд Майор Василий Васильевич, скончавшийся в конце 18 столетия в возрасте 29 лет - обладатель уникального надгробия. Правда стильно. Большинство тех, кто писал про сей крест называют его массонским, но некоторые говорят, что он не массонский, а просто детишек у молодого человека было много, да все умирали в младенчестве. А кто его знает - может, родня, оплакивая не слишком уж старого человека, пожалела о том, что усохло дерево, которому бы еще плодоноить да плодоносить.

Очень нравится.

URL записи

15:57 

12.06.2013 в 18:29
Пишет Вольфганг Шеффер:

Потому что среди слухов пустых Есть Арбат и есть Донской монастырь.
На Арбате я в этот раз не была, а вот в Донском монастыре - была.
Собственно, это еще один кладбищенский пост, потому что ради некрополя туда и пошла, но монастырь - это еще и стены, и покои монахов, и особый мирок, в котором мне виднее были не монахи (имел место один, который строго вопросил, имею ли я разрешение снимать на территории монастыря и послал покупать сие разрешение), а рабочие, охранники, бабушки в лавках и уточка, которая выгуливала свой выводок прямо под горельефами храма Христа Спасителя меж древних могил.

читать дальше
Идти до монастыря ближе с Шаболовки, и рано утром эта не самая центральная улица уже полна народу. Раскладывали товары на рынке выходного дня.
Народ охотно показывал заведомо туристке, как идти до монастыря.
Про новое кладбище я уже писала, повторяться не буду, а вот старое ...
Впрочем, начнем со стен.
читать дальше
То, что некогда это была крепость, оборонявшая подступы к Москве - очень даже верится, не смотря на современную гладкость и красоту стен. Основанный Федором Иоанновичем в 1591 году монастырь, понятное дело, и горел, и разграблялся, и восстанавливался, украшаясь по вкусам более поздних эпох.
Храмы монастыря многочисленны и ухожены. Чистота идеальная.
читать дальше
Отчасти эта чистота - на пожертвования желающих пофотать на некрополе. По крайней мере, на выданном разрешении именно так и написано: "Благодарим вас за внесенное пожертвование. Средства будут использованы на реставрацию архитектурного ансамбля" Охранник строго бдит, и монахи бдят, чтобы пожертвования вносились.
Еще одной из достопримечательностей монастыря являются горельефы с разрушенного храма Христа Спасителя. Часть - отреставрированные, пристроены к стенам монастыря. И там они, рассчитанные на обзор с земли чуть не под потолок, производят впечатление оглушающие, как гром духового оркестра вблизи. Но часть медальонов (как выяснилось - это не подленники, а отливки уже для современного храма, не то формы для отливки рельефов - Церетели, короче) лежит на хозяйственном дворике, вполне цивильном и запетом, но лежит без помпы.
читать дальше
Классицизм для меня всегда был несколько холодноват и театрален, но вблизи эти рассчитанные на галерку позы и мимика продирают до кишок. Прорчица Дебора, судя по фоткам, мне явно глянулась больше Мириам и св. Георгия.
Но главное - Кладбище, конечно. Впрочем, об этом другой пост. Устала.

URL записи

15:56 

11.06.2013 в 19:11
Пишет Вольфганг Шеффер:

Так проходит земная слава...
Сразу оговорюсь: у меня не было желания найти конкретные могилы конкретных людей. Важнее бродить по этому городу, пытаясь понять, что он из себя представляет, и временами охать: "Ой, здравствуйте, а вы, оказывается, тут живете?" А если так или иначе я не обратила внимания на могилу - значит, данное лицо было не настроено общаться.
Впрочем, два раза я нарушила собственные правила: зашла поздороваться к Ключевскому на Донском и к Вицину на Ваганьковом. Попробовала найти Даля. Не Олега, а Владимира. Не нашла, махнула рукой, пошла дальше, на обратном пути вижу указатель: "Владимир Даль".
Собственно, из-за одной известной персоны я умудрилась посетить не то кладбище. Данилов и Донской монастыри находятся на равных расстояниях от Тульской станции метро. (Да, до Донского от Шаболовской ближе, но мне объясняли от Тульской).
Выбираюсь я из-под земли, интересуюсь, где тут кладбище, мне тычут пальцем на остановку трамвая и говорят: они там объявят. В результате я обратно шла по прямой минут пять, а на трамвае вкругаля тряслась все десять, если не больше))).
И представьте мое разочарование, когда я поняла, что это НЕ ТО кладбище. Там лежит Матронушка Московская. От которой мне ничего не надо, но к которой идут толпами. Уже под вечер у могилы была очередина. Я посмеялась на счет объявления, запрещавшего прикармливать голубей и пошла осматривать некрополь. Да, Третьяковы лежат там...
Наутро поскакала искать Донское.
Уже сверяясь по карте, купленой накануне.

Донской монастырь - первый крематорий города Москвы. Там кремировали тех, кто желал, платно. И нарядных покойников, в обилии поставлявшихся в изобилии с Лубянки. Нарядные - потому что по наряду, понятное дело.
Донской монастырь великолепен и чист, улицы и скверики вокруг - любо поглядеть, спокойно и тихо.
Кладбищ два. Новое - на котором кроме жертв эпидемии 1937 года я нашла Майю Кристалинскую и какого-то неизвестного лично мне, но, наверно, весьма известного конструктора.

читать дальше
На фоне расположившейся рядом графини 1978 года рождения памятник Майи Кристалинской выглядел скромно. Надо сказать, что потом мне не раз приходила мне в голову эта мысль. Что самые навороченные памятники поставлены людям, чьи фамилии явно не на слуху. И ничего не говорят не только мне, но и другим, кому я фотки показывала.
Кстати о пилотах. Помню в детстве я с братом доводила взрослых, завывая песенку "Ту 104 - самый лучший самолет". Оказывается, не зря. 16% этих самолетов попадали в аварию. Этот конкретный ушел в штопор под Читой, прихватив с собой 6 десятков жизней.
А меня ждало старое кладбище.
Вообще москвичи поняли, что этот музей надо содержать достойно. В Даниловом за право фотографировать взымают пожертвование в 100 рублей. Недорого, но факт.
А еще везде висят планы с комментариями, кто где лежит. Если фамилия не громкая (Толстые, например), то рядом с могилой может и табличка быть - мол обладатель сего бренного тела при жизни дружил с Пушкиным или еще кем. Цензура присутствует. Салтычихи в списке нет, а я, ходя неподалеку от могилы сей изуверки, как-то все проскакивала мимо - при том, что место известное и памятник приметный
[img=content.foto.mail.ru/mail/nike1950/1538/i-1550....]
- знать, не хотела она со мной встречаться, да я и не настаивала. Тоже мне, особа. Вот Ключевский...
Профессор обитает скромно и достойно. В соседях у него Солженицын. Чуть дальше - И. Шмелев, которого я не искала, но он видно в курсе был, что я в самолете его читала. Сама вынеслась.
читать дальше
По правде сказать, надгробия XVIII - XIX века как вид монументальной деятельности заслуживают отдельного поста. О Данилове стоит вообще поговорить отдельно.
Ну а Ваганьково свое веселое название оправдывает.
На входе - будка экскурсионного бюро, план.
Многих и искать не надо было.
читать дальше
Высоцкий и Кононов - почти у входа, Бесков - там такое оригинальное надгробие, что мимо не пройдешь. Енгибарова помню еще с того времени, как с отцом к Есенину ходила. Есенинский памятник, кстати, помню еще старый, скромный. Он мне сейчас больше нравится...
А в районе крематория вообще сплошной ОЙ начался. Ой, РОСТОЦКИЙ, который моего незабвенного Торира снимал))) Ой, Мишулин! Ой, Филатов... На фоне огромного черногранитного надгробия Ворошилова Владимира Найти Вицина без посторонней помощи мне не удалось. Спросила рабочего.
- Да плита у него, простая, серая... Вон там.
Пошла....
- Да вот, левее.
Я резко поворачиваюсь и - бах на колени прямо перед могилой.
- Все в порядке? Да? Это что ж вы, так почитаете Георгия Михайловича, что на колени перед ним падаете?
Вицин мне очень нравится, как человек. Полное несоотвествие внешнего и внутреннего. Человек он был небогатый, но в этом сером камне видится мне не только финансовое. Вряд ли он захотел бы над собой навороченное надгробие, даже если бы были у него средства. Не тот человек.

Хотя, есть что-то такое в художественных надгробиях, именно для живых, а не для умерших. Но об этом - в следующем посте.

URL записи

15:54 

07.06.2013 в 16:35
Пишет Вольфганг Шеффер:

Кладбища Москвы.
В Томске нет старых кладбищ - город рос, их снесли, На двух старейших могилы сплошь послереволюционные, хотя иногда - с памятниками, попертыми со старых погостов.
Не удивительно, что в результате обострившегося приступа тафофилии я на предложение ехать в Москву отреагировала: "Че я там забыла? Ну, разве на кладбища походить..."
Кладбища Москова - музеи, которые открываются в восемь утра, и бесплатны... почти. На Донском пришлось заплатить сотню за право фотографировать надгробия великих и не очень. Вполне по-божески, кстати, на фоне дороговизны.

Итак, начать с общего впечатления или по порядку?
Пожалуй, с первого, потому как по порядку может и затянуться.

Кладбища перенаселены. Но именно благодаря этому они особо трогательны. Ну забили там на сан-нормы и прочее, что мешает тем же сверчанам хоронить своих дорогих и близких рядом. А тут... Я не представляю, как на этих участках могут уместиться гробы. Может, это кремированные трупы и зарываются урны? Но такое обилие людей на малом пятачке?
Москва живых похожа на Москву мертвых. Кто-то стремится самовыразиться и сделать не как у всех, кто-то рад, что вообще тут живет, хоть и в коммуналке. Или даже в таких ульях - колумбариях.
Это Ваганьково. Особенно поразил участок рода Волобуевых. Надгробия двух столетий...

читать дальше
Во вторых - сама по себе эстетика оформления надгробий. Обилие художников и денег вместе сказывается. Много надгробий индивидуальных и художественных. Особенно трогательны надгробия детей и юных девушек.
читать дальше
Кстати, стилизации под старину, с ангелами, плакальщицами и головками под Канову, типа той, что на монументе графини - не всем по карману, но новых я видела немало, особенно на Ваганьково.
При этом соседство могил явно дорогих и откровенно бедных, а также такая плотность захоронений, что не подойдешь - дело обычное.
читать дальше
Но что же я искала а кладбищах среди незнакомых мне людей?
Спокойствия? Потому что после суетной москвы и беготни, после праздничной суеты Интермузея приятно оказаться среди зелени, где птички поют, и люди - живые, - неспешные и тихие, сосредоточенные.
Или было желание увидеть что-то такое, что позволит представить этих людей живыми?
Кстати, взгляд чаще всего останавливался на вот таких надгробиях:

читать дальше
О каждом конкретном кладбище и о великих и знаменитых потом напишу, сил нет.

URL записи

15:53 

05.06.2013 в 11:00
Пишет Вольфганг Шеффер:

Итак, Москва, Москва. Москов! Мужик это!
Вообще-то отношения с этим городом у меня двойственные. С одной стороны - это старый город. И соответственно... В общем, если город этот старше татарского нашествия и его пережил - ну как я могу относиться к нему? Только с исключительно страстным желанием познать его поглубже.
Да и вообще, этот город можно полюбить только потому, что здесь жил и работал читать дальше Иван Грозный. Ну, или Марк Исаич Гай. Или...
А есть еще необычайно лиричные образы Москвы в "Покровских воротах" и "Родне"

А есть Москва, в которой некоторые отчетливо чувствуют запах крови, в которой , кажется, только воруют, торгуют и пожирают... Шумная и нахальная, которая вроде как Россия, но и отдельна от всей России, ей противопоставлена.
В общем, очень неоднозначный город.
Наверно, я очень искала ту Москву, которая мне нравится. Вот они - Забелин переулок, Большая Радищевская, Андрониковская площадь, Донской и Данилов монастыри... Чуть в сторону от центральных улиц, несколько шагов от метро...
И кладбища московские, старые и спокойные. Единственные музеи, открытые уже в восемь утра...
В общем, инсайт у меня случился, когда я решила пройти от Андроникова монастыря до ЦДХ и нечаянно перепутала направление. И вместо Николямской и Солженицина занесло меня на Шоссе Энтузиастов.
Оно было, не смотря на ранний час, оживленно, сосредоточенно и грязно. Не той грязью запущенности, которая видна в промышленных районах Томска и даже Новосибирска. Это была грязь, от которой не может уберечься рабочий человек. Но такой рабочий человек, который на работу приходит в чистой спецовке, приводит в порядок рабочее место. И вообще, его рабочее место несколько раз на дню убирают.
Глядя на эту сосредоточенную суету, почувствовала я, что все эти годы ошибалась, считая Москву бабой. Имя с панталыку сбило. Но ведь есть мужские имена, оканчивающиеся на гласные. Зосима, например. Так вот - Москва - это мужчина.
Примерный портрет?
Характер жесткий. Работы не боится, но... Нет в нем ни интеллигентной трезвости слабогрудого Петербурга. Ни организованной боевитости советского спеца Новосибирска. Барское воспитание, что ли, дает о себе знать? Срываемое, оттесняемое, почти нежеланное для самого Москова, оно тем не менее то тут вылезет, то там. То старой улицей, то церковкой, то переулочком, то парком. При всем том, что со всех сил Москва пыжится быть официальным, торжественным. Отсюда и некая расхлябанность, и слабость к соблазнам...
И ладно бы удержался он на грани советского партийного функционера образца годов эдак пятидесятых... Но нет, нынешнее время старине Москову вовсе противопоказано. Так ведь и до нервного стресса можно дожиться, или там до цирроза.
Самое грустное - что под натиском нынешнего все дальше уходит та милая, рассеянная барская натура. Все дальше уходят милые усадебные привычки, заменяясь чем-то довольно неприятным.
Болеет старик... Жалко, хотя, по правде сказать, сам виноват.
Несколько фоток, сделанных из окна машины, везшей нас от гостиницы в Измайлово до места работы в ЦДХ.

читать дальше


URL записи

15:52 

05.06.2013 в 16:26
Пишет Вольфганг Шеффер:

Итак, зачем я поехала в Москву.
Дело в том, что с 31 мая до 4 июня в Москве проходила международная акция "Интермуззей 2013" - для музейного работника это одна из наиболее важых акций. Раз в год в Москву других посмотреть и себя показать в рамках заданной темы приезжают музейщики со всего бывшего СССР и даже из дальнего зарубежья.
На сей раз темой Интермузея была музейная педагогика. Мы шли вне конкурсной программы (С проектом организации велопоходов краеведческой направленности), северчане (с антинаркотическим проектом - тоже. Так что страсти, было разгоревшиеся перед Интермузеем ( я задумывала идею велосипедных походов до ухода из МГС и являюсь одним из авторов антинаркотической выставки).
Кроме того, мы выиграли грант на выставку "Сибиряки вольные и невольные" в конкурсе "Меняющийся музей в меняющемся мире". На церемонии вручения руководитель проекта (наш директор в данном случае) должен был представить проект за три минуты. Но директор не мог и передоверил миссию мне.
читать дальше

В общем, я выступила на церемонии. Кстати, очень симпатичной: вели ее папа с сынулькой, причем восьмилетний Вениамин Львович был очарователен внешне и вел себя отлично. Задавал смешные вопросы (Нам, например: "А посетители у вас в музее - вольные или невольные?") Во всей церемонии был один прокол: в конце зала накрыли столики со спиртным, и интеллигентная публика поперла общаться. Гул этого общения так достал участников проекта (а нас было 17 проектов, мой номер - 13), что двое (я и № 17) решились осадить пирующих. Я - фразой "Ша, Укропы Помиорычи, толковище идет! Для непонимающих этот диалект сибирского невольного перевожу: "Уважаемая интеллигентная публика, прошу уделить мне три минуты внимания!", а № 17 передала публике за столиками горячий привет. Обе выходки были встречены с радостью теми, кто пришел не пожрать, а послушать о проектах.
Кроме презентации проекта на церемонии и работы на стенде - была возможность послушать специалистов. Я отловила одного немца, и допросила его про работу вервольфхена. Разница между музеями есть, но не кардинальная.

Из анекдотов.
Три дня я шастала по ЦДХ в своей велоформе. С рюкзаком и даже в шлеме. А один день - ездила по этажу на велике.

Перед церемонией мне на голову свалилась афиша с рекламой Интермузея. Больно, не страшно. Обидно, что три дня я шлялась по корпусу в шлеме, и вот когда пришлось одеться человеком - на башку валится металлическая балка. Ну, правда наутро я куда сильнее треснулась коленкой на могиле Вицина, а потом - о низкие своды музея Андрея Рублева, но да бог с ими.

Пожар метро случился на той самой линии, которой мы часто пользовались по пути на работу. Но мы были уже в Томске.

О выставках - много фоток, в комментах выложу.

URL записи

15:42 

27.03.2013 в 12:14
Пишет Вольфганг Шеффер:

Музей Подгорного.
Подгорное - большое село, основанное в 1901 году. Райцентр - но район называется Чаинский, а не Подгорненский. Село я почти не видела, некогда было. Стоит оно действительно на весьма холмистой местности, на берегу речки Чая, обозванной так за характерный цвет воды. Впрочем, характерный цвет разглядеть под снегом не удалось, и до горы не добирались. Сфотала памятники, солдатам и вождю мирового пролетариата, да еще церковку (Христорождественская), которую я изнутри не смотрела, да и фоткала больше через стекло едущего автомобиля. Впрочем, тут водитель сжалился и подвез ас к церкви, чтобы мы ее нормально отсняли (не я одна фотоохотилась).
читать дальше


Целью поездки было пожюрить на районной школьной конференции. Сразу скажу - на нашей самой большой секции должно было быть 14 докладов, а выступили 13 детей - один заболел. Доклады хорошие, жюри вполне приятное подобралось.
Но напросилась я на эти севера не столько ради конференции (можно было и поближе скататься), а ради музея.
В музее Кулайской культуры (собственно, слово Кулайка у меня в дайре мелькает то и дело, но если что - справка вот. ru.wikipedia.org/wiki/Кулайская_культура)
(то есть это не обычный районный музей с местными прялками-утюгами-чугунами, а музей археологии) экспозицию делали наши томичи. Зоя Игнатенко, мой нынешний начальник, ее муж Юрий Рассамахин и Сергей Павский, художник, с которым я уже лет 10 как работаю.
В общем, я всегда была очень высокого мнения обо всех троих, но тут я вообще обалдела.
В общем, начнем с того, что это - первая экспозиция, концепция которой понимается посетителем сразу, а не объясняется, что и где чего символизирует и т.д.
Предбанник выставки - фактически, фойе музея, занимает повествование об археологических экспедициях и вообще тема изучения Кулайской цивилизации. Флаги экспедиций, инвентарь, портреты исследователей - все очень хаотично и по-полевому однозначно. Приятная деталь - насыпанные вниз на полки витрин горы песка - имитация раскопа.
В общем, ощущение полевой жизни не то, чтобы передается, но обозначается. В сочетании со стенами музея - довольно обыкновенно и по-будничному. Ничто е предвещает чуда.
читать дальше
Продолжение следует другим постом.

URL записи

15:41 

27.03.2013 в 17:04
Пишет Вольфганг Шеффер:

Подгорное, музей Кулайки
Как выяснилось, мне не удалось сделать фотографии, которые адекватно передают мое впечатление от экспозиции. После небольшого предбанника с рассказом об исследователях Кулайки и быте экспедиций заходишь в зал. И буквально упираешься взглядом в полукруглый стенд с большой фотографией горы Кулайки. Слева и справа стоят две вертикальные витрины, в которых довольно стандартно располагаются бытовые вещи: льячки бронзолитейщика, горшки, картинки с реконструкцией жилища и прочая совершенно стандартная бытовуха. Ну, оцениваешь задники в виде костров (в горниле, в очаге и низ витрины, посыпанный песком. Типа - художественное решение. Гора Кулайка не торопится открывать человеку свои тайны, а цивилизация протосамодийцев.... в общем, все мы пользовались почти одинаковыми горшками и жили в полуземлянках. Ничего такого, что бы сильно удивляло любителя музеев нет.

читать дальше
Ты привычно обходишь щит, заслоняющий обзор и...
В общем, первое, что видишь, это Кора с Парфенона, фаюмского парнишку, потом приближаешься - видишь Китайскую стену, Куроса, Месопотамские мотивы - перемежаемые увеличенными изображениями кулайских шедевров.

читать дальше
Идея подана настолько влоб, что даже самый далекий от создания выставки понимает: сейчас тебя ждет встреча с явлением, сопоставимым с шедеврами древнейших цивилизаций. Благо, Кулайцы по времени современники этих шедевров. Это потом начинаешь замечать, что на баннерах есть скромненькие надписи на прозрачных пленках, которые поясняют, что изображено на баннере. А сначала видишь витрины. В них на аккуратных полочках и весьма художественно расположены предметы. Которые хочется рассматривать.
Чем, собственно, экспозиция поражает - так это тем, что тезисы ее концепции читаются влет.
Исследователи, раскрывшие тайну горы Кулайки, которая скрывала шедевры мирового уровня.
Тайна горы Кулайки, которую не так просто раскрыть, и не сразу видишь.
И, наконец, шедевры таежной цивилизации, которая была на высоком для эпохи раннего железа уровне. И ушла, потому как экономика не потянула дальнейшего роста отношений. Потом был регресс, возврат на уровень первобытного строя с периода военной демократии. Но пока...
Собственно, семичленность экспозиции - это не только 7 чудес света, но и 7 памятников кулайской культуры, которые сейчас исследованы, и сакральное число, определнное отверстиями в нашей голове и порогом восприятия.
Я люблю кулайское литье. Эти ребята рисовали так же отважно, как рисуют дети. Это восхитительно, хотя именно тут начинаешь ругать свое неумение снимать через стекло так, чтобы получилось хорошо. Впрочем, кулайское литmt даже моими фотографиями совсем не угробишь.
читать дальше

читать дальше

URL записи

15:38 

11.03.2013 в 07:56
Пишет Вольфганг Шеффер:

Ссылки по Нарыму
elib.tomsk.ru/purl/1-4144/

URL записи

15:37 

11.03.2013 в 07:18
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Экспозиция музея
Когда в маленьком городке/селе/деревне делают узкопрофильный музей (Например, политической ссылки" или "Археологии" - почти стопроцентно можно увериться: что бы не стояло на вывеске - будет в той или иной степени полный краеведческий музей.
Официально музей выглядит так. Предупреждаю: историческая справка.
читать дальше
В общем, начинается все с селькупского великолепия.
На этот зал активно покушается наше начальство, а аборигены законно упираются: мол, ребят, да у нас только на этот зал и ходят. Если раньше в нарым толпами возили передовиков производства, то сейчас особо на приезжих не стоит рассчитывать. А школьникам младших и не только классов как-то до ссылки... лилово.
читать дальше

А зал в общем-то неплох. При том, что претензий к нему масса, начиная с полуодетого эвенка, который зачем-то взял шаманский бубен и напялил невесть откуда вытащенную маску (современная до безобразия) и кончая прикладным творчеством, которое должно выражать идею одушевленности мира и вносить некое человекоподобие в экспозицию - но выбивается. Особливо куколка. При том, что рядом в Парабели куколка явно того же мастера в русской избе смотрится очень органично.
Нарымскую крепость на фоне селькупов видишь раза с третьего. При том, что ей сам бог велел стоять и доминировать в зале. Хотя бы на месте того эвенка, который пытается выдать себя за шамана. А кулайка может и на самом входе стоять, она тута самая старая вообще-то.
Но зал теплый, образный, задники, написанные Юрой Чернышовым просто хороши.
Идем дальше. После густого, яркого зала с этнографией второй зал просто бледен и солнечнен. Наверно, это не есть плохо. 19 век, декабристы, и екая аллюзия на усадьбы есть. Особенно - симпатяжный интерьер, в котором должно говорить о ссылошных поляках. Если они отгохали Польский дом (см. виды Нарыма), то, наверно, могло тут быть светло и желто. Опять же, ккандалы присутсвуют, и декабристы, и шкатулочка резная 1667 года. Но... Понятно, почему посетители в этом зале не застревают.
читать дальше
Комплексов немного, а иллюстративный материал - его и так смотрят неохотно - просто невыразителен. Как его сделали в первые годы существования множительной техники, так и висит :(.
Но это еще не самые страшные стенды - их хотя бы рассмотреть можно.
Как высказался кто-то из творческой группы - нет тут людей. Да и жизни ссыльных тоже нет.
Впрочем, дальше.
В третьем зале нас ждет театр и Сталин. Это первое, что видишь, входя в зал.
Возле театра - шестиэтажные стенды, призванные обозначить, кого ссылали сюда и чем эти ссылошные тут занимались. Выходит, жили неплохо. Строили горки, театр заводили, в столовой кормились. Жандарм скромненько зажался между театром и Сталинским бюстом и е отсвечивает (хотя вообще-то неплох)
В общем, малина, а не жизнь, особенно на фоне красных вышек совесткого периода. С чего они тут самоубивались - верно, с жиру бесились. В общем, при том, что театр и жандарм мне нравятся, в царской ссылке мне не нравится многое. Несистематизированность изложения, расставленные акценты, неудобно расположенный материал, Сталин, которого выдернули и сунули в другое место (в целом блок о Сталине в ссылке неплох).
читать дальше
В общем, уже появились идеи как-то отразить и непролазную скуку этого проклятого богом места, и поднадзорность жизни ссыльных. Да, конечно, они могли тут заводить театр, исследовать этнографию остяков, охотиться и т.д., но жили они на маленькое пособие, работу найти было трудно, в их личной жизни то и дело обнаруживался посторонний нос и т.д. Все было не так весело, как видится... из экспозиции.
Явно нужен информационный киоск и полка с личными делами на ссылошных.
Еще один милый блок. Мне попадались фото бывших ссыльных большевиков, которые после революции прибывали на слеты, фотографировались группой. А потом на фото появлялись закрашенные лица. Те, кто был реперссирован и при новой власти.
Советский период.
Ну, там сложно говорить. Во-первых, это, конечно, именно перестроечное видение ситуации. Очень эмоционально и обличительно. Но сейчас-то лучше не стало, и людей уже начинает поколачивать при словах "злодеяния советской эпохи" и т.д. В общем, если мы хотим говорить о массовых репрессиях, тему надо спасать хотя бы тем, что надо уравновешивать ее другой частью правды.
История этого края строится на том, что он осваивался, и промышленность в нем заводилась силами именно спецпереселенцев. И жили эти люди в условиях.. ну, в общем, им было где позавидовать царским ссыльным.
И все же - тут появлялось производство, строились школы, детские сады, благоустраивались улицы поселка, и люди, в том числе - потомки ссыльных, помнят это. На празднование какого-то юбилея в Нарыме привезли актера, наряженного Сталиным. К нему тут же выстроилась очередь из местных - пошли жаловаться на нынешнюю ситуацию и просить разобраться. В том числе - потомки ссыльных.

В общем, видится мне, что рассказывать о ссылке (царской ли, советской) можно и нужно через рассказ о жизни Нарыма со всеми его особенностями. Про быт, про производство, про жизнь ссыльных и про судьбы этих ссыльных спустя некоторое время.
И на все про все - 4 зала, потому как террасу собираются утеплить и превратить в зал.

URL записи

15:35 

10.03.2013 в 14:14
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Музей.
Задачей нашего налета на Нарым была подготовка к реэкспозиции музея. Надо было отснять всю экспозицию покусочно - чтобы если что потом анализировать, что не запомнилось сразу, а также - фонды (не для того, чтобы хорошие фото были, а чтобы ясно было, что имеется и где искать.

В общем, налетели мы, бесчислены, аки прузи, и, отказавшись от чая - после дороги многих подташнивало, не говоря уже о том, что обедали меньше часа назад - какой нахер чай, полетели фоткать экспозицию. И тут выясняется, что после того, как я отфотала все, что мне нать, фотик взял и слопал большую часть фоток. Я, конечно, проделала ту работу по новой и стала скидывать на музейный ноутбук партиями, но... Некоторые кадры так и не нашла. Например, оборотную сторону шаманского бубна. Но да ладно.
Музей занимает большую площадь. Небольшой дом (три зала, кабинеты, огромная и очень холодная веранда, еще какие-то помещения невесть зачем используемые), реконструкция селькупского быта во дворе ( вынули из обычной среды и положили на дворик), домика крестьян Алексеевых, где проживал т. Сталин и сарай тех Алексеевых (там же, на родном месте) и каталажка (перенесена с берега, понеже оно уже готово было рухнуть в Полой). За домиком Сталина - сортир и сарай для дров, . Прорва снега.
читать дальше
Начнем со вкусного.
Домик Алексеевых - чистейшей воды этнография. Табличка, что там Сталин проживамши не меняет этого впечатления. Большие сенки, набитые всякими нужными в хозяйстве вещами (например, сито для икры),
читать дальше
и изба, разделенная на три части - собственно изба (там печка, столик и буфет), выгородка для хозяйки (ковать под горой подушек, половики на полу и прочая такая крестьянская-прекрестьянская обстановочка) и большое помещение. У дальнего угла, к печке по ближе Сталинская кровать пд серым солдатским одеялом, у другого - кровать второго ссылошного. Единственная подлинно Сталинская вещь - сундучок, который он при побеге не стал брать с собой. И опять же - чисто деревенская обстановка, в том числе - с подозрением, что некоторые вещи относятся к более позднему времени. У входа стоит раскладушка-стенд, на котром лет 15 назад сделанные фото и тексты о т. Сталине.
Но при всем описании, которое создает не слишком приглядный образ, домик производит ощущение уютное и совершенно симпатичное.
Кроме того, в домике колоритная смотрительница, котрая тут же на печке варила уху из леща, с которым разговаривала: "Че рот раскрыл? Живой еще, что ли? Ты это брось, я ж тебя счас в уху буду класть!" Ей бы костюм в эпоху - и эффект полного присутствия налицо.
В доме нет ни электричества, ни отопления. Топится от печки, и это - приятно. Я бы не стала делать в доме электричества, по крайней мере - явно.

В сарае лежит демонтированный памятник т. Сталину.

Самое большое помещение отведено ссыльным. В принципе, это была подработка для крестьян - ссыльных поселять. Иногда в комнате жили до 8 человек, но в принципе - по сравнению с комнаткой, где жила хозяйская семья - это большая территория. Сундучок Сосо Джугашвили стоит рядом с его койкой, которая подчеркнуто аскетична.
читать дальше
Стенды даже помещать не хочется - обычные, обозначают путь т. Сталина и содержат несколько фото, которые эффекта присутствия не создают.
Если бы не данные стенды, я бы сказала: музей быта нарымчан.
Комнатака хозяев меньше, но нарядна.
читать дальше
Забавна кухонка. Учитывая, что используется она по назначению. Не по-музейному, но вполне приятное впечатление производит.
читать дальше
По большому счету - не сильно хочется что-то менять. Вроде, собрались заказать фигуру Сталина из воска. Молодого Сталина, как в 1912 году он выглядел.
В экспозиции, конечно, есть куча картин, отражающих приход-уход Сталина в село, и портреты, копия дела из жандармского управления и так далее. И хочется выселить все это в данное помещение. И в то же время - не хочется нарушать этот уютный деревенский уголок, в котором не только о Сталине хорошо рассказывать, но и о быте нарымчан лет 150-100 назад.

Каталажка живописна. Это помещение служило не только для помещения там забывших о своем статусе ссыльных, но и для не в меру развеселившихся нарымчан тоже.
Бревенчатое здание с зарешеченными окнами. При входе - каморка для надзирателя, и в ней - стол-стул и койка, с такой же соломой, что и в камерах. Одна камера маленькая. Одиночка. И общая - с длинными нарами, покрытыми соломой.
Здание не отапливается, но сие не страшно - есть тепловая пушка.
И снова - с одной стороны, не хочется вешать там стенды, а с другой - выселить бы часть экспозиции сюда.
читать дальше
Ну и селькупы, которым тут явно неуютно.
Карамо - домик, в котором должно быть и тесно, и холодно, но местные привычны. И амбарчик на столбах - от зверья.
читать дальше

URL записи

15:32 

07.03.2013 в 19:18
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Собственно Нарым.
Нарым - небольшое по численности, но очень пространное поселение. Пространное - потому что стоит на болотах, и не везде можно дома воткнуть. А где воткнули - и то не гарантия, что весной не затопит. Местные рассказывали, что коровы и собаки привычны пережидать весну на плотах.
В общем, историческая часть - это одновременно и самая удобная, но... как чемодан без ручки. С одной стороны - история, которая длиннее Ттомской, и здания, которые помнят... ой, кого они там только не помнят, от декабристов до тов. Сталина. Но живым то людям хочется жить в домах, а не в развалюхах.
Ситуация плачевная. Полицейское управление - осталась только коробка, и летом от мухоты в ней прячется скотина. Здание столовой ссыльных требует капремонта. Лавка купца Родюкова - треснуло по фасаду. Дом Родюкова - один из (вообще Родюковы - это клан и они жили в нескольких домах, так что не гарантия, что "родюковский дом" обязательно принадлежал той самой семье капиталистов, может - их более бедным родственникам. Один дом сгорел, но его отстроили "типа как было".
Указали место бывшей самой старой церкви. Как в большинстве сел - на месте церкви - памятник. Такой фаллоподобный.
читать дальше


Из-за снега мы не посетили могилы самоубийц Ермолаева и Гольдштейна. И еще две могилы политссыльных на старом кладбище. А по причине того, что пришлось экономить батарейки - не сняли здание школы, бывшего детсада, бывшего старого кладбища...
дело в том, что в Нарыме нет старого кладбища. Село расстраивалось в эту сторону, школу воткнули прямо рядом с кладбищем, дальше пошли жилые дома... Понятно, что живым неприятно такое соседство, а покойники - люди понятливые. Кладбище убрали, отчасти оно само заросло деревьями. Теперь там парк.
Забегая вперед - жили мы на квартире музейной работницы. Они хотят сделать Нарым туристическим центром, но там нет гостиницы!!!! Дом находится на самой окраине села. Мы шли до него в 9 вечера. Я периодически вклинивалась в рассказы Марины с вопросом: "А это что?" - ну, что удалось в темноте разглядеть. Дом - типовой одноэтажный двухквартирник. Огромные сени. Водопровод. Много комнат: нам с Мариной отвели маленькую - хозяйка обычно спит там, но уступила. Приволокла одеяла: сказала, что ночами холодно. Нет, не холодно... Батареи же. Кухня огромная - печка русская, топится. Мне наконец-то высушили мои угги - правда, не надолго - морозный пушистый снежок все время насыпался в голенища.
Но сортир был на улице. Правда, со светом.
Утром я выскочила туда. На улице - тридцатник. Небо высокое-высокое и... огромнейшие звезды, которые даже я вижу при своих минусах...
При том, что после визита в стратегическое место я лязгала зубами, остановилась и долгое время смотрела на небо.
Примчалась вообще задрыгшая. Милейшая хозяйка пустила к печке.
Кстати, о гостеприимстве. Я от такого вообще отвыкла. Сапоги высушили, кровать порывались сами застелить, накормили ужином и завтраком. жратву, взятую из дома - пришлось везти назад. Временами я просто удирала из музея, чтобы в очередной раз не покормили)))).
В завершение к бытовой части: в доме Любови Николаевны жил старый Тобик - пес средних размеров. И рыжий бес месяцев трех от роду. Котик без имени. В стайке - корова, там же кошка. Ее держали в доме, она перенесла две течки. Потом вырвалась на улицу и в дом больше не заходит. И сторожевой пес в будке.
Утром, отправляясь в музей, еще раз посмотрели на село. Уже при свете - полвосьмого почти светло. С радостью отметила, что дорогу узнаю, и здания, привлекшие внимание, тоже.
Нарым в мороз и под ярким солнцем - сногосшибательно красив. Но красота эта - часто - красота умирания.

URL записи

15:31 

07.03.2013 в 18:00
Пишет Вольфганг Шеффер:

Там глушь, изгнание, Нарым. Дорога.
Итак, поездка в Нарым началась для меня с ночевки в Томске. И не просто в Томске, а в музее, который находится в доме матушки Валериана Куйбышева. Спали на полу, я и Маринка. Было тепло. Спать оказалось наредкость комфортно, я даже видела сны.
По просьбе трудящихся. Дом принадлежал родственнице мадам Куйбышевой и жилье они снимали в нем потому, что так было дешевле. Дом двухэтажный. На первом этаже размещалась кухня и две комнаты, а на втором этаже - еще три комнаты и чуланчик. Наверх ведет такая крутая лестница, что возникает вопрос, как люди в длинных юбках на ней не наворачивались.
Планировка дома, скорее всего, менялась. Так явно требовались печки-голандки, но где они стояли - я никак не могу сейчас понять.
Здание это давно перешло в ведение музея. Внизу - фондохранилище и кабинет сотрудников, в сенях пристроили сортир. Наверху мастерская, где делают кукол, выставочный зал и второй зал, где проходят занятия школы ткачества.
Спали мы в выставочном зале.
Утром встали в пять, потому как в шесть отходил автобус. Есть не хотелось, закинулась чифирем и потопала к автобусу.
Видимо по причине пустого желудка я вполне спокойно переносила дорогу. А дорога занимала целых семь часов. Автобус, кстати, крутейший. Предоставили нам его наши постоянные спонсоры - "Газпром". Туалета в автобусе не было, а вот видюшник - был.
В нем то и загвоздка.
Поставил водитель - орчина "Хироманта". Такой в общем-то не самый скучный сериальчик (ключевое слово - сериальчик). А рядом со мной сидит Марина, которая не переносит масскулльтуру. А там еще и и Чечню начали показывать.
В общем... с самого начала Марина заявила, что она не разбирается в сортах дерьма, потом начала ныть на сценах насилия, а поскольку сей человек мне небезразличен - отрубиться от происходящего на экране мне не удалось). Сериал посмотреть (вообще то я его смотрела - там Авилов немного поиграл, да и сама ситуация с предсказаниями судьбы и обучением хироманта - забавна. А тут рядом подруга натурально страдает, потому как культура попсу хавать не позволяет.
Ладно, добрались до Кожевникова, после чего водитель убрал этот сериал и поставил "7.5 метра". В общем, Марина готова была добром вспомнить "Хироманта". Учитывая, что она боится воды и видно, в прошлой жизни ее точно топили.
Впрочем, поболтали под это о перинатальных матрицах - Марина - бетанка, а я - из дельты. У нее вечно предродовые схватки и выхода нет, все умерли, а я то уже верю в жизнь после рождения и то, что свет в конце тоннеля - это не на тот свет.
В общем, если бы не радость, что в дорогу! Впереди - что-то новое - иначе я бы вскипела и начала интересоваться, не жмет ли такому умному и высококультурному существу череп.
Ладно, добрались мы до Кожевникова, приняли еще по чашечке чая, посетили стратегически важное место - и дальше. С остановкой в Чажемто и до Парабели, где обещали кормить.
читать дальше

Обещали кормить, между прочим, бесплатно. Бесплатно обошлось в 214 рублей). Но покормили нормально - по словам Марины "ты почти ничего не съела". Почти ничего - это салат, выловленное мясо из супа и котлета. Вообще-то каждое из этих блюд в домашних условиях могло стать моим обедом.
Дальше мы пересели в пазик и алга! Там зимник, и дорога была отличной, потому автобус трясло. Я очень сильно ждала пешей переправы через Обь. После рассказов Марины, которая однажды видела подо льдом не то щуку, не то осетра и потом едва решилась идти дальше.
Но переправа была обычной. Поржали, что идем этапом в Нарым.
читать дальше

было не холодно, хотя и не та оттепель, в которую мы уезжали из Томска.
Кто ж знал, что завтра утром будет - 30!

URL записи

15:29 

Я сменила место работы и стала больше ездить по области. На автобусе.
07.03.2013 в 05:33
Пишет Вольфганг Шеффер:

Пока не написала о впечатлениях - просто справка из Википедии о Нарыме.
Нарым (в переводе с селькупского — «болотный») — село в Парабельском районе Томской области, в прошлом город. Административный центр Нарымского сельского поселения. Пристань на реке Оби.
Настоящее Нарыма

Село расположено на правом берегу Протоки Оби, рядом с впадением в неё реки Кеть, в 25 км от села Парабель. Рядом с Нарымом, через протоку ниже по течению Оби, находится посёлок Шпалозавод. Население 995 человек.

Нарым со всех сторон окружен болотами. Практически с самого своего основания Нарым был местом политической ссылки декабристов (Николай Мозгалевский и Павел Дунцов-Выгодовский), участников польских восстаний, народников, революционеров, репрессированных.

Местная поговорка — «Бог создал Крым, а чёрт Нарым», другой вариант: «Бог создал рай, а чёрт — Нарымский край».

Улицы: Береговая, Болотная, Куйбышева, Улица Лесная, Минская, Молодёжная, Московская, Нарымская, Почтовая, Рыбная, Садовая, Уфимская, Школьная. Переулки: Барковский, Нарымский, Парковый, Полевой, Сибирский, Трудовой. Почтовый индекс 636611.[1]

Кроме села Нарым, в Нарымское сельское поселение входят также село Алатаево, деревня Луговское, посёлки Талиновка и Шпалозавод. Общая численность населения в поселении — 2340 человек.
Историческая справка о прошлом
Прошлое Нарымского острога и города

Поселение было основано в 1596 году[2] как Нарымский острог и является самым старым населённым пунктом в Томской области. По поводу места основания Нарымского острога тоже нет единого мнения. Миллер писал, что первоначально острог стоял около деревни Городище, ссылаясь на название деревни. Однако такой аргумент не убедителен, потому что русские называли «городищами», «городками» остатки древних поселений коренных жителей края. Первостроителем являлся сургутский атаман Тугарин-Федоров, который затем стал воеводой Нарыма.

Затем острог дважды переносился на новое место — в 1619 и 1632 годах. Доподлинно известно, что место было выбрано неудачно, река подмывала берег на 4-5 саженей в год и заставила передвигать острог в глубь острова, а в 1619 г. он сгорел, после чего город перенесли на нижнее устье Кети. Но река вновь начала разрушать берег и ломать острог. В 1632 г. последовал указ отыскать «крепкое и угожее место» для города. Такое место удалось найти, на нём он стоит и поныне. Город поставили за обской безымянной протокой, которой с того времени так и не нашлось названия, ниже устья самого северного рукава Кети, называемого сейчас Нарымской протокой. Но и это место оказалось водотопным, не один десяток домов оказался смытым.

В 1601 году Нарымский острог получил статус города и был создан Нарымский уезд. С 1725 Нарым стал центром округа Тобольской губернии, затем с 1782 г. центром — уезда Тобольского наместничества, а с 1804 г. — стал центром Нарымского уезда Томской губернии. В 1822 стал заштатным городом Томской губернии[3], а в 1925 году лишился статуса города и стал селом.

В XVII и XVIII веках вид Нарыма был следующим: семь башен, церковь, несколько домов в самом остроге, небольшой посад. К кон. XIX в Нарыме находилось три церкви. На берегу протоки стоял Спасский собор, построенный на месте деревянного, тоже Спасского, в 1770 г. и закрытого в 1831 г. «по неимению прихожан». В 1770 — е гг. была возведена Петропавловская кладбищенская церковь, затем дважды в 1844 и 1893 гг. она перестраивалась, но так и не была доведена до конца. В 1817—1827 гг. на средства купца А. С. Родюкова вместо деревянной церкви был построен Каменный Крестовоздвиженский собор. Именно в нём, по свидетельству В. П. Семёнова — Тян-Шанского, находилась старинная, почитаемая местным населением икона Абалакской Божьей Матери.

Частично, известность Нарыму принесли купцы-предприниматели, среди которых можно выделить такие фамилии как: Прянишниковы, Щепетильниковы, Соснины и т. д. Но самой известной среди них, была династия купцов Родюковых, известная с XVIII века. Родюковы происходят от казаков-первопоселенцев Нарыма. В нач. XIX в. в Нарыме проживало шесть семей Родюковых, бывших в родстве друг с другом, хотя и отдалённом. Среди прочих большой интерес составляет одна. По обывательской книге Нарыма 1818 г. эту династию представлял купец 2-й гильдии Семён Алексеевич Родюков. За крупный взнос на борьбу с французами в войне 1812 г. получил звание почётного гражданина. Он занимался рыбопромышленностью и рыботорговлей, но основу его капитала составляла торговля хлебом. Прославили род Родюковых правнуки Семёна Алексеевича: Алексей Доримедонтович, Александр Доримедонтович и Николай Доримедонтович. Наибольших успехов добился старший — Алексей. Он занимался золотодобычей, рыбными промыслами, хлеботорговлей. Несколько лет он являлся гласным городской думы Томска, был членом попечительства над Владимирским детским приютом и т. п.

К началу XX в. город изменил свой облик, по мнению станового пристава А. Ф. Плотникова «…представлял из себя… деревню. В нём 183 дома, которые, за исключением 20, принадлежащих купечеству… пришли в ветхость».
Нарым — место ссылки

Нарым издавна служил местом ссылки для бунтарей, участников восстаний и всех тех, кто был неугоден властям при всех её режимах. В край к 1909 г. было отправлено около 3-х тыс. революционеров. В Нарыме побывали известные впоследствии деятели коммунистической партии и советского государства В. В. Куйбышев, Н. Н. Яковлев, В. М. Косарев и даже будущий руководитель советского государства И. В. Сталин. Вновьприбывших вселяли в дома, где уже жил кто-то. Сталин жил в доме семьи Алексеевых, Куйбышев — Пушкарёвых, Яковлев и Шишков — Перемитиных. После установления в стране советской власти и дальнейшего карьерного роста бывших «жителей» Нарыма. Дома, где они отбывали ссылку; общественная столовая, где обедали; больница, в которой лечились; места, где проводили свои праздники — оказались как никогда интересны сельчанам и гостям села. Власть также была заинтересована в сохранении этих памятников, прежде всего, что бы показать народу как, не смотря на все тяготы и лишения, лидеры партии шли к главной цели — коммунизму.
Открытие музея Сталина и затем музея политической ссылки

В 1940 г. вблизи дома Алексеевых был построен музей им. И. В. Сталина. Работа над подготовкой экспозиции велась при участии научных сотрудников Центрального музея В. И. Ленина г. Москвы. Однако война помешала осуществлению намеченных планов. Музей раскрыл свои двери перед посетителями 27 июня 1948 г. Во дворе музея стояла пятиметровая гипсовая скульптура И. В. Сталина. Экспозиция рассказывала исключительно о пребывании в ссылке И. В. Сталина, а также тех большевиках, которых обошли сталинские репрессии 1930-х годов. Комплекс музея включал в себя: главное здание, бревенчатый домик семьи Алексеевых, двухэтажный дом полицейского управления, домик бывшей «каталажной камеры»: здесь ссыльные отбывали наказание за свои «провинности».

Несмотря на отдалённость музея, власти позаботились о его посещаемости. В соответствии с распоряжением Министерства речного флота, все пароходы, проходящие мимо Нарыма, должны были останавливаться там, на три часа, для того, чтобы пассажиры посетили музей Сталина. После смерти «вождя» и выступления Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС, с критикой культа личности Сталина и его деятельности, в общественно-политической жизни страны начались перемены, отразившиеся на судьбе музея. В 1956 г. он был закрыт для посетителей.

Музей под новым названием «Нарымский мемориальный музей политических ссыльных большевиков» был открыт в 1960 г. Акцент в экспозиции был поставлен на жизнь и деятельность партийных и государственных деятелей, В. В. Куйбышева, Я. М. Свердлова, А. И. Рыкова и др. Имя Сталина оказалось вычеркнутым для музея.

Перестройка и политика «гласности», проводимая М. С. Горбачёвым, позволила снять гриф секретности с архивных документов, содержащих сведения о массовых репрессиях 1930—1950-х гг. В результате чего тема начала изучаться историками, появились публикации, научные статьи и книги, посвящённые этому трагическому и сложнейшему периоду отечественной истории.

В 1991 г. в музее был создан отдел политических репрессий 1930-40 гг., в связи с чем, появилось новое, уже третье, название музея: «Нарымский музей политической ссылки». Основной темой музея является тема политической ссылки, но кроме этого в музейный комплекс вошёл «Уголок селькупской старины». Он был создан в 2003 г. на открытой площадке около главного здания музея.

URL записи

Дневник велосипедистов

главная