Здравствуйте, нас зовут Сергей и Татьяна. Мы велотуристы-любители. Занимаемся велотуризмом с 2008 года.


Живем в городе Северске Томской области. Так что путешествуем пока преимущественно по окрестностям города Северска: Томский, Асиновский, Шегарский и Кожевниковский районы Томской области, Кемеровская область.
Здесь будут размещены отчеты наших путешествий из не столь далекого прошлого и будущие велопоходы, достойные упоминания в сети. А также краеведческая информация по югу бывшей Томской губернии.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:43 

Самарово, Остяко-Вогульск, Ханты-Мансийск

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Судьба забросила меня в этот очаровательный морозный город на семинар для музейщиков. Давно ли я ездила на такие семинары учиться, а теперь вот преподаватель, впрочем, это не исключает той части, которая "учиться", в том числе у учеников.
О научно-практическом семинаре я писать подробно не стану - о нем хорошо рассказано
Тут www.muzgeo.ru/?ELEMENT_ID=1970, тут www.muzgeo.ru/?ELEMENT_ID=1971 и тут www.muzgeo.ru/?ELEMENT_ID=1973
Расскажу лучше про город, который встретил меня Ночью - потому что начинается она часа в 4 дня, а заканчивается едва к 8-30 утра, то есть только в обеденное время я и видела солнышко. И Морозом - собственно, в Томске был такой же дубак, но я видела Хантымансийские морозы, а Томские -только утром в день прилета.
Прямых рейсов до Ханты-Мансийска нет, и надо либо 5 часов ехать до Новосибирска а потом лететь, либо лететь до Сургута и 5 часов ехать до Ханты-Мансийска. Второе явно приятнее и предпочтительнее.
И вот я прилетела в Сургут, без проблем купила билет на микроапвтобус и стала его ждать. Было довольно тепло - я бегала меж вокзалами нараспашку и без шапки. Кстати, аэропорт в Сургуте великолепный, благоустроенный и очень красивый. Даже с музейной зоной - выставка "Летающая Югра" с порога предупреждает: здесь вам земля Хантыйская, Югра. Летающая Югра.
читать дальше
В аэропорту я пообедала и пошла искать автовокзал. Поскольку потом возвращаться в Аэропорт - это снова досматриваться, то я осталась ждать автобус в автовокзале, хотя это была большаякрытая остановка с кофеавтоматом в углу и тепловой пушкой на д входом. Впрочем, светло.
Дальше были 5 часов дороги - Ну, 4,5 на самом деле. Причем смеркаться начало уже часа в 3, а к пяти стемнело. Я пыталась отснять виды факелов, но довольно безуспешно...
читать дальше
Гостинца "Югра" оказалась через три дома от остановки, и я поторопилась заселиться. К моему удивлению - в одноместный номер. Вода горячая, номер теплый, одеяло толстенное, но без чайника в номере. Пошла в бар - и там к моему восторгу мне обещали чайник в номер. Пока подднялась и сняла свитер - принесли чайник и обещали по первому требованию забрать...
Место отличное, но первую ночь я не могла заснуть - начинала семинар моя лекция, короче, просыпалась от всякого шума за окном или в коридоре.
Утром пошла на работу в Музей геологии, нефти и газа.
Надо сказать, что из-за жутких морозов и ранней темноты я посмотрела меньше, чем хотела. Но центр города довольно компактен, и потому я увидела довольно много. А в Самарово и Археопарк нас возили.
Самарово - это бывшая ямская слобода. Названа в честь хантыйского князька Самара, убитого Ермаком. Не одолел казак остяка силой, взял хтитростью. Как эксурсовод сказала: "Иной раз благие цели - присоединение к государству российскому - даются кровью" Я про себя хихикнула - Самару это расскажите, он бы сказал про благие цели...
Город Остяко-Вогульск - это уже 1935 год, строился, понятно, спецконтингентом, а расцвет связзан с освоением нефтяных месторождений.
Ну да ладно - вот фотки города, снятые моими коченеющими руками в коротких пробежках до работы и в обеденный перерыв. Ну, иногда я сбегала с лекций, радуясь, что я препод, а не студент :).
читать дальше
Дальше стоит Мать-Югра, окруженная группами первопроходцев, которые то казаки и священники, то всякие исследователи, а то геологи и советские первопроходцы.



читать дальше
Пока все. Археопарк достоен отдельного поста, а по музеям... Там, наверно, про некоторые выставки отдельно надо писать...

12:10 

Минутка отдыха.

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
В этой поездке было очень много котиков. Не удалось отснять одну кошечку нормально, и еще одну вообще не успела.

читать дальше

19:21 

Поход на тюльберов и обратно.

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Этим постом я начинаю серию отчетов о походе, который начался 19 июля и завершился 30 июля сего года. Общая протяженность проделанного на велосипедах пути составила 480 км. Длительность - 12 дней. Километраж вышел небольшой, потому что во-первых, мы много ходили пешком, во-вторых, вернулись из Кемерова электричками. Самой удаленной от Северска точкой был экомузей Тюльберский городок. Он находится на расстоянии чуть более 50 км от Кемерова.
Мы не ставили задачи совершть какие-либо рекорды, достичь новых рубежей в походе, или, допустим, понять новые рубежи выносливости для себя. Доехать до очередного интересного места и посмотреть: город, музей, красивое место.
Первоначально планы у нас были шире - хотелось не только посмотреть Кемерово и Тюльберский городок, но и Берзовский, Анжеро-удженск, даже Мариинск. Потом решили - будем ставить реальные цели.
В общем, наблюдения таковы.
Мы можем проехать за день более 100 км, но зачем нам это надо?
После двух дней езды надо обязательно делать лежку, а не доводить ситуацию до усталости.
Итак, самый трудный день был первый. Мы проехали по пути, уже дважды проделанному туда и обратно маршруту. От Северска до Иткары, где у нас живет знакомая, Татьяна Александровна.
Поэтому особенных фотографий у нас нет. Разве только, отмечали что-то новое и интересное. Например, видели, как машина в поле прессует и скатывает сено в рулоны и обертывает его чем-то белым.
читать дальше
А вот того мотоциклиста, которого фотографировала его подружка с розовыми волосами, не засняли. Место между Вершининым и ярским пустынное, и парень носился по трассе с диким ревом, на скорости километров так в 250. В общем, он нам ничем не угрожал, но нервировал ужасно.

Или что в Ярском начали строить церковь. Прямо на месте рядом с могилой убитого активиста. Но активиста не потревожили.
читать дальше
Или, что за ярским, прямо перед поворотом на проселочную дорогу, оказывается, есть родник с питьевой водой.
читать дальше
Путь был нелегок. Мы, конечно, тренировались, но на маленькие расстояния. С меньшим грузом. Было жарко, и традиционные купания на Казанке и на Бойце положение не слишком то спасали.
Заехали мы в Юрты Константиновы. У меня есть респондентка из этого села, и мне загорелось посмотреть на Юрты по-новому после общения с ней. Мечеть найти, в частности.
Так вот. Тот дом, что заворожил меня в прошлую поездку - это бывший клуб. А до культурной революции там была мечеть.
читать дальше

А идея у нас была, первоначально, ехать не до Иткары - это небольшой крюк в сторону от дороги, а до Яшкино. Чтобы наутро коазаться в Писанице раньше. Но Татьяна Александровна очень хотела с нами встретиться, и мы решили ехать в Иткару. По правде сказать - и правильно. До Яшкина было бы еще километров 30 с лишком, по довольно гористой местности (с плавным повышением рельефа там, где нет горок).
Так что все вышло замечательно, что мы решили все же встречаться с Татьяной Александровной и ночевать у нее.
А это уже иткаринский дом. По размерам судя - большая была семья и богатая, А судя по звезде - потеряли они в годы войны человека...

Татьяна Александровна спасла (кого подобрала сбитого, кого от утопления) и заботится о 9 кошках и 3 собаках. Дашу, Кроху и Малыша я явно научилась различать, а из кошек уверенно назову только молодого серого котика Прошу, который прошлый год был совсем маленький котенок.
читать дальше
В общем, переночевав в гостеприимном доме Татьяны Александровны мы двинули дальше.
Прошлый год мы ехали через Красноселки и Пачу, а теперь - через Ботьево и Дубровку. Так короче. Дорога от Лениского - гравийка, и местами очень даже хорошая, а местами - пыльная и тряская, рыхлая. Шины у нас - слики, специальные антипрокольные, и ехать на них по гравию было тяжко. Скорость порой колебалась где-то в пределах 12 км, иногда разгонялись до 16 и даже 20.
читать дальше
В Яшкино был уже хороший асфальт, но перед Яшкино несколько крутых подъемов , потом надо делать крюк до развязки, а потом, после Яшкино, еще три крутых подьема. На посдледнем я сдохла и пошла пешком. Муж отнесся с пониманием и даже скормил мне энергетическое желе Арена - приторно сладкий термояд - после него реально оживаешь и начинаешь ехать почти как живой. Тем более, дорога пошла почти ровная и по хорошему асфальту, мы разгонялись на ней до 25 - то есть как будто без рюкзаков. Особенно после поворота на Пачу, который записался у меня в памяти как "рукой подать" - на самом деле там километров 12 до Писаницы, но - это уже совсем рядом.
В результате до 15 часов мы оказались в вожделенной "Томской писанице". Оплатили кемпинг и пошли устраиваться. Понедельник у Писаницы - полувыходной. Если вы не были в Писанице - скучно не будет. Смотрите экспозиции, даже экскурсию можете прослушать. Но ни сувенирной лавки, ни кафе, ни вайфая - не будет... Кафе, впрочем, работает. То, что в Юрте. И напротив шашлычная. Мы поели в кафе - что-то предыдущие два дня сильно нас утомили. Не то жара сказалась, не то психологически показалось тяжело. лень было готовить.
Забавно, что в кемпинге не оказалось воды. Мы понадеялись, что она будет, а в воскресенье цистерну увезли. Воду набрали в заповеднике - за клеткой с медведем.
Итак, первые два дня - 102 км, и, соответственно, 78.

15:55 

Дорога Писаница-Кемерово.

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
21 июля мы намотали 26 км. По большому счету - по Писанице, только однажды довелось выбраться. Дело в том, что накануне муж обнаружил, что забыл дома длинные брюки. Вечером без них дискомфортно. Кроме того, продукты, годные к употреблению в дороге, требовалось пополнить. Мы собирались это сделать 22-го утром, а потом вдруг спохватились - едем то утром, так что магазины будут закрыты. Ломанули спешно в Колмогорово. Нам реально повезло. Промтоварный магазин работал до 18, но продавщица задержалась. Мы купили трико и закупили продукты. В Колмогорово есть мастерица, технолог по профессии, которая неимоверно вкусно солит сало. Кроме того, понравилась с прошлого года конина. Закупили. Утром двинулись, по пути пытаясь дозвониться до Тюльберского городка.
Это особая история.
Узнали мы о Тюльберском городке через публикацию в интернете. А там было отчасти описано: ворота закрыты, докричаться не могли, стали рыться в интернете, нашли кемеровский номер, а тот мужик из Кемерово позвонил в Тюльберы... Короче, вот такая путанная схема. Позвонили мы по означенному номеру и выяснили: номер уже не их, человек дал номер кафекдры в университете и наутро мы с 9 до почти 12 звонили по этому номеру, пока не дозвонились и не получили мобильник самого Кимеева.
Ну да ладно.
О дороге. Пока от Кемерова было далеко, трасса была асфальтовой, широкой и довольно безлюдной. ДО Пещерок - деревня такая, она была нам знакома по прошлому году. Довольно волнистая между Писаной и Колмогорово, а потом почти что ровная. Что дальше - неизвестно. Мы поехали по ней. Места более чем живописные. Местами видна Томь, а по другой половине дороги идут откосы. Когда дорога идет по надпойменной террасе, то она идеально ровная. По большому счету можно просто фотографировать все от и до. В обе стороны.
читать дальше

В одном месте параллельно трассе, которая стала более оживленной, чем у Писаной и Пещерок, параллельно трассе шла грунтовка. Мы искупались в Томи, и стали на нее. Но через пару сотен метров она кончилась. Мы вышли на трассу. Проехали метров 10 - она снова пошла. Но мы больше не повелись.
Трасса местами довольно узкая, и все более оживленная по мере приближения к городу, тем не менее была достаточно спокойна.
Какой-то источник. Грязный и без воды. Зато беседка.
читать дальше
По пути в Кемерово мы планировали посетить село Верхотомское (Верхотомку), где некогда стоял острог. Свернули. Спустились вниз и поднялись на горку. Кроме креста на месте острога обнаружили еще памятник убитому кулаками избачу, и памятники воинам, и памятник у избы, из которой на фронт ушли двоюродные братья, 6 человек, и не вернулись. А до места разрушеной церкви не доехали немного, но и не поехали.
читать дальше
Выехав из Верхотомки, мы вернулись на трассу. И практически сразу поняли - это - уже Кемерово.
читать дальше

17:50 

Место возможного похода

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
16:11 

14.07.2013 в 09:09
Пишет Вольфганг Шеффер:

Но я сказала: "Брат, мы все-таки пойдем вперед!" или Дорога Зашибана.
В общем, это была странная дорога. Странный поход. Когда муж все время сомневался в рациональности своих действий и делал их. А я периодически выдавала что-то в роде арии Галадириэли про "надежды нет, но там вдали горит восход".
В общем, дорога: Северск, Петрово, водоканалка, ветвь водоканалки на Победу, Зашибана дорога (лес и мимо брошенного кладбища), Победа. Киреевск, Зашибана дорога (Киреевск - Верхне-Сеченово) Верхнесеченово, Карбышево, Рыбалово (И конец 1 дня, 140 км) Рыбалово-Зоркальцево-Петрово-Северск. 44 км.
Прелесть этой дороги не в длине - проходили и больше, а в том, что на участке водоканалка-лес 13,5 км, примерно километров 6 - жидкая грязь. И на участке Киреевск-Сеченово - 16,5 км, дорога или настолько профилясто-колеястая, или профилясто-колеясто-травянистая, а то и вовсе болота. В общем, дважды в этом болоте мы увязали так, что надо было выползать из грязи на коленках.
Там, где дорога Зашибана, ехать нельзя. Можно идти. Сил, понятно, берет немеряно. Еще больше времени.
Добавить к этому тучи гнуса, и мы получаем нормальный сибирский экстрим.
При этом палатку мы не взяли. По счастью в Рыбалово отдыхала Инлинь с семейством, и они нас приняли и даже попарили в палаточной баньке.
В общем, проверено, дороги от Киреевска до Сеченова нет. Но в целом путешествие оставило приятное впечатление. Купались в Оби на очень приятном месте. В Киреевске нет реки (есть, но так далеко, что ну ее нах), но вкусный хлеб и очень красивые мета. Домик Инлинь - особая статья - мож, хоббиты и найдут эту пещеру неуютной, а на наш вкус - очень классно, дружно, уютно. Всем живущим там комфортно. Я посмотрела, как деловито Чибиуса таскает в баню дрова и как ловко они обходятся с бытовыми задачами - просто прелесть. Изумруд при нашем появлении спряталась под кровать. Оказывается, это она нас пугала :). Потом зайсы построили домик из подушек и даже пригласили в него меня. Домик хорош, но я в нем помещаюсь только в скорченном виде.
Впечатления от матраса, на котором лежу я, а по мне скачут Изумруд и Чибиуса, и знакомство с Тори (она сразу поняла, кто скорее даст ей печеньку, и села рядом со мной) - особо приятные впечатления. Кстати, при частичном отсутствии окон - полное отсутствие комаров - поставили морилку.
Ну и прикол напоследок. На КПП у ужа лопнула цепь. Ну лопнула и лопнула - я умею чинить цепи. Прижались к стенке здания КПП, чинимся. Вдруг за спиной веселый рык: "Это вы тут минируете?". Оказывается, наши скорченные позы вызвали у кого-то ассоциации (ну да, два террориста встали посередь бела дня у центрального хода общего КПП, и давай монтировать адские машины. ) Командир поржал с нами, и почапал восвояси.

Итого, за 2 дня - 184 км, из них примерно 18 - пешедралом. Первый день - 140 км, второй - 44 (а Кот говорил - 35 :)). Хорошо , что не поехали, а остались в Рыбалово).

URL записи

05:29 

Приветствую ПЧ! Flamiohotman, добро пожаловать.


17:12 

28.08.2013 в 17:30
Пишет Вольфганг Шеффер:

Нарым, любовь моя. День 4. 13 авг. 2013 г.
Вчерашний день был богат на события. Во-первых, завершили работу над подиумом - осталось только окошко приставить. Его не приставили, но одобрили. Привесили полицейское управление. Зоя вчера поклеила обои, которые тут же наутро обнаружены отклеееными нафиг. Я составила почти всю комнату, и она даже нарисовалась с обитателями: семейство тут живет интеллигентное, но бездетное. Муж почитывает запрещенную литературу, принимая на свое имя посылки и нелегальщину для ссыльных. Жена так далеко не зашла - она активно работает с театром - сидит у окошка и шьет костюм для сцены. Так что, став почти свободной, пошла травить ошкуреный горбыль.
Любовь Николаевна утром все же отвезла меня к могиле Ермолаича и Мони, о которых я уже писала. В общем, шок, который мне пришлось пережить был силен. Разве что спасибо, что крапивой не заросло. Но битым шифером засыпано.
Сейчас, когда мы уже заказали на памятник табличку, думается более спокойно, и все же...
Вечером приехал художник Юра, Аня Локтионова и Юля Шичанина. Последние две девушки - совсем домашние. Аня - та еще вообще с одной почкой, так что ей бы особо и не стоило ездить по всяким командировкам под самую осень.
Нервозность обстановки сразу повысилась. Юра заранее приехал с мордой тяпкой, Юля изо всех сил крепилась, чтобы не выдавать свой шок, а Аня вечером внезапно взорвалась. Несла таз с горячей водой, а дверь заклинило, она слегка обожглась. В результате начала с визгом пинать дверь, пока на крики не сбежались мы с Мариной и чуток не успокоили. В общем, нервозность обстановки так накалилась, что народ как-то дружно рассредоточился шарахаться по сумеречному Нарыму. А я чуть не прибила Марину. Нечаянно. В общем, я хотела увязаться с компанией пошарахаться по Нарыму (в одиночку не имеет смысла - я ничего не вижу в сумерках!), но Марина закапризничала. Тогда я осталась и решила достать оргстекло, чтобы пораскладывать фото на стенды. Попросила Марину придержать поликарбонат, который не давал мне долезть до оргстекла, а тот поехал и впечатал бы Марину в стенку, кабы не оказалось за ее спиной журнального столика. Она села, поликарбонат рухнул ей на ноги, а не ушедший покуда народ сбежался и высвободил пострадавшую из-под завала. В общем, мы решили пойти спать. Тут у Марины внезапно сложилась ее койка. Так что ей явно была карма такая - быть побитой в этот вечер всем. Последнее ЧП - почему-то резко сдох мой филиппс - который я зарядила перед поездкой и который может месяц держать заряд. Хорошо хоть у Ани наутро обнаружился подходящий зарядник))).

Утром живые (Марина обошлась даже без синяков) мы ломанули по Нарыму. Марина - снимать памятники регионального и федерального значения, а я - как проводник и просто из любопытсва. Сводила Марину к Ермолаичу с Моней, а потом пошли на кладбище. Оно оприходовано под парк, но в нем случайно уцелели два надгробия (пенек от Голгофы и поваленная стелла, в обоих случаях - надписи нечитаемые), и три могилы ссыльных. Блатницкий Э,Б. - врач, заразившийся брюшным тифом и умерший, Калужанский, на похоронах которого побузили ссыльные и еще один. Могилки однотипно выглядят: покрашеная половой краской плитка и в ногах (или головах) небольшое возвышение с табличкой. Как есть - койка с подушечкой. Но это хоть в идеальном порядке.
За завтраком Марина посмешила народ, заговорив про кладбище: мол, заразно.
Пошли пасьянс раскладывать.
Кстати проблема: у меня нет ни одной этикетки: второпях забыли их отдать в печать. Придется набирать заново и топать в администрацию, чтобы их там распечатали: в музее нет принтера. Вернее - есть, но сломан(((.
А стенды мы к вечеру поклеили - не все. Но я свои сделала.

День 5. 14 августа 2013 г.

Вчера народ хороводился до 12, может - до полдвенадцатого, но я ушла вскоре после 11. Устала страшно, и, кажется, Зоя это увидела - она меня сама погнала спать. Мои стенды повисли - без этикеток. Марина сегодня собиралась пойти в Администрацию и распечатать - я набрала их заново и выверила у Любови Николаевны.
Пока клечятся другие стенды. Остался Нарым как заштатный город и почти вся Новейшая история. Мне бы сегодня добить вещи в этнографии и ссылке и пойти заниматься другими комплексами. осталось полтора дня.
А погода испортилась. По Нарыму ходить некогда, купаться никак - знай, работай.

*********************************************************************

16 авг.2013 года.
Два дня писать было некогда - доделывали все! И вот я уезжаю - в тот день, когда в Нарыме будет праздник, ради которого мы тута все старались. Сижу в катере и пишу, пытаясь восстановить, что же было в эти два дня.
А было вот что.
14 мы клеили, ставили и строгали все, что было недоклеено и недостругано. Ушли спать в первом часу. самое запомнившееся - стали ставить витрину с шаманом, Аня, которая поставила мне всю русскую этнографию и свою аборигенную, начала толкать идею, что духов-помощников надо бы представить поярче. Надо так надо. Покружив вокруг нескольких идей, додумались, что Марина из шпагата соткет некую тряпочку, духи нанитках с бусинками будут подвешены к кусочку горбыля. В результате нитки оказались слищком длинными, но духи так мелодично зазвонили, путаясь, что просто ах. Нитки мы распутали, намотали на горбылину, сзади подкололи половичок из шпагата и наплели из бахромы чего-то. Вышло хрен знает что, но красиво.

Потом выяснилось, что кулайская пластика напрочь потерялась на фоне карты Нарымского края. Подтенили фигурки золотой краской. Позолота выглядит так, словно это - часть карты :)

Но самое главное - дождь перестал и мы с Мариной прошли по всем памятникам, чтобы выяснить, что цело. Да, жизнь и сохранение исторической памяти - вещи несовместные. Большая часть памятников в аварийном состоянии, а та, что нет - как правило выглядит совсем модерново: обшивка доской и сайдингом, шиферные крыши вместо тесовых, окна... Я тут нашла на выставке Польский дом до евроремонта. две большие разницы.
Один из домов Марине оказался отлично известен: хозяйка его умерла год назад, сын ее погиб еще раньше. Короче, мы отменно пошакалили в этом доме. Много всего потом укочевало в экспозицию. Вплоть до перины.
Кстати, комнат у нас две: моя, дореволюционная, и юлина - 60-х годов.
Мой комплекс опять встал раньше всех :). не знаю, как это выходит. Но очень забавно, как в нем поселились люди. Начала книжную полку ставить и офонарела - вот они, люди... Потребовалось поселить барышню - в результате грабанули домик Алексеевых (у которых Сталин жил), там нашелся флакончик из-под туалетной воды начала века. Поставили шкатулку - работа одного из политссыльных, К.Ф. Голубева, кстати, другую такую шкатулку положили на жардиньерку. Кроме всего того, что в комнате было использовано: самовар из столовой политссыльных, мандолина т. Куйбышева.
Вот он, мой кусок экспозиции.
читать дальше
читать дальше

URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:22

17:11 

22.08.2013 в 19:04
Пишет Вольфганг Шеффер:

Нарым. День 2. Продолжение. День 3.
Сегодня начались первые подвижки. Ободрали стены, драпировки и картинки, выволокли на улицу уродские стенды в виде душевых кабинок, покрашеных в алый цвет. Красить в коричневый хотя бы. Потом я красила стену под полицейский участок: мне наболтали краски в нужный колер, налили в детский ночной горшок и алга. Еще та пестня - размазывать краску по зернистой поверхности. При учете, что краски - в обрез. Оказалось, лучше всего размазывать краску круговыми втирающими движениями. Выглядит диковато, но оказалось вполне прилично покрашено. Я поздно спохватилась, что надо бы добавить воды - пришлось доскребать по стенкам.
Кроме работы - сходили в местное сельпо на почте: там есть сразу все. Марина, как завхоз группы, докупала всякой херни - вплоть до фонариков и крема. Я хотела купить обувку - мои босоножки отказались ходить по сельским улицам - но мне нашли хозяйские тапочки и я в них отходила всю экспедицию.
В обед сходили искупались в протоке. Вода цветет - забираешься в нее - и выходишь, покрытый урым налетом. Впрочем, по высыхании он очень нормальный. Течение бешеное - мне только на третий день удалось проплыть против него, в первый день - чуть не утянуло под стоящий у берега катер. Но плескались мы на мелководьи, я встала на ноги и, держась за борт, пошла на берег. Зато Марина, забравшись с другой стороны, и держась за катер, немного побултыхалась на весу. Дело в том, что она панически боится воды, и может утонуть даже там, где воды по пояс.
А вечером нас позвала Нонна Венеровна в баню. Воду мы экономили - все же после нас с Мариной еще 2 пары мылось. Вообще я после турпоходов довольно легко привыкаю к собственной грязи. Но помыться приятно. Вода очень мягкая. Голову тоже помыла, хотя так и не расплела косичек (так с ними и вернулась домой)
Кстати, во время купания Юрий Кузьмич насобирал на берегу кучу артефактов - от явного ХХ века до более древних: черепки, удило, нож или обломок палаша. Даже одна керамика неместная попалась.
Расползались после бани довольно поздно - фонарика у меня нет, так я приспособила электронную книжку вместо.

День 3. 11.08.2013.
Утром первым делом побежала на стену смотреть: легкий непрокрас в глаза бросаться не будет - там и фигура, и управление, и чего токмо нет. Оля и Юрий Кузьмич тоже того же мнения.
Я и Марина - по прежнему самые ранние пташки. И чаю попили, и за водой через Полой сбегали. Вчера вечером погромыхивало - мы ждали грозу, но ее пронесло мимо. Марина делится новостями. Виктору Ивановичу ночью поплохело - упал сахар и он в 5 утра пришел чайку похлебать. Его долго не будили.
Подвожу итоги. На сегодняшний день сделано:
- ошкурено примерно половина построечного горбыля, напилена треть.
- покрашена 1 стена
- повешен 1 баннер - в моем зале.
Надо - покрасить еще 2 стены (потом выяснилось - не две.
повесить кучу баннеров
-сколотить 2 витрины в виде башен острога
- сколотить барак спецпереселенцев, чтобы в нем разместить музейную библиотеку.
ОСТАЛОСЬ 5 дней!!!

URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:20

17:10 

20.08.2013 в 15:46
Пишет Вольфганг Шеффер:

Нарым. День 2.
Проснулась легко в 7 утра. Не то, чтобы выспалась - но спала крепко и спокойно. Оля Куликова в одной камере со мной и Виктор Иванович за стенкой - слышимость ужасная, но он не храпит :). Кровососы ночью не тревожили от слова сосем, но вот утром комарики умыться нормально не дают. Марина встала еще раньше. Сидим, пьем чай. Вспоминаем вчерашний день.
Учитывая, что на экспозицию дали менее 100 тыр на все, то перестройки вроде не кардинальные, но экспозицию не узнать. Украшением первого зала должна будет сать витрина в виде башни острога. Вернее, две витрины, но вторую оказалось и ставить негде, и не успевали. Там макетик острожка довольно плюгавенький. Кстати, проблемы. Острожные башни должны сделать из горбыля, а горбыля нет. Не привезли. А его еще шкурить, я уже знаю, что это такое.
В среднем зале - досоветская ссылка - от периодизации и сортировки (а вообще круто выходит. Фортки нарымские располагаются на прозрачном оргстекле. На фоне от декабристов до социалистов изображены события тех лет. Декабристский этап - знаменуется изображением Сенатской площади и пятерых повешенных, потом - гражданская казь Чернышевского и события Кровавого Воскресенья как фон для социалистов. Что до моих стендов, то там на заднем плане должны маячить нарымское полицейское управление и жандарм. Вроде и не видно - и все время в жизни моих фигурантов. Третья стена занята видом Нарыма и на его фоне - быт нарымчан. А напротив - подиум, и на нем типа квартира нарымчанина, который сочувствует ссыльным. По правде сказать, если сравнивать быт ссылки царской и быт ссылки советской, это небо и земля. Наверно, только Киндальские сидельцы могли претендовать на этом фоне на предмет "лишения и страдания". Но я все же склонна была слегка педалировать именно эту киндальско-туберкулезно-тяжелую тему, потому как в предыдущей экспозиции рисовался образ шибко радужный. Театр, общественные столовые, содержание нянек и все такое - было, но не только.
Еще одна страничка: есть в фондах нарымского музея шикарная фотка: ссыльные празднуют 10-летие своего освобождения. Часть лиц замазаны чернилами: эти люди до 20 годовщины не дожили.
Зато в третьем зале тему страданий народа наоборот приглушили. Да, ставили людей в суровые условия на выживание, и сколько народа померло - царской ссылке и в кошмарном сне не снилось. Но в этом деле четко прослеживается экономическая целесообразность. Да, можно находить в рабском труде массу недостатков, но когда надо найти много народа на нечеловеческие условия, чтобы выдали результат на гора, а дальше - никого не колышит, что будет с работником - результат на гора выдается быстро и с песнями только рабами да солдатами.
И еще одна деталь - вольная деревня в те годы тоже жилилась и тянулась из последних сил. В общем, именно эту мысль о необходимости скачка в экономике и трудности быта всех русских крестьян и поставили во главу угла, в то время как в прежней экспозиции (перестроечной) были поставлены скотские условия жизни ссыльных, и лживость обвинений репрессированным.
Сильной стороной зоиной экспозиции мне видится именно желание показать советский нарым не токмо ссылкой, но и тем периодом, когда село жило, а не выживало из последних сил. Был рыбзавод, был шпалозавод, были подсобные предприятия... Сейчас работы нет.
Утром напал на меня мандраж. суббота, воскресенье, понедельник, вторник, четверг... в четверг все должно стоять!!! Когда. 6 ДНЕЙ НА ВСЮ ВЫСТАВКУ!!!!!!!!!!!!!
Поделилась с Мариной мандражом. Сказав, что в четверг тут будет толпа больших Хо=Хо, которые уже должны видеть готовую выставку. Марина, понятно, сквасилась, как молоко от лимона, и начала пафосно вещать, что, мол, мы делаем выставку для народа, и надо ее делать быстро, потому как народу правда идти с гостями некуда, окромя Музея. Я сказала, что народ, наверно, не пойдет в тот день, когда начальство будет тут тусить, а пойдет неторопясь и с гостями потом. А вообще - не в пятницу нам надо все доделывать, а в четверг до 7 часов, а то в 7 припрется толпа народа, которая начнет мельтешить. Марина снова сквасила мордашку (не мудрено, что у нее хронический гастрит, коль ее от всего мутит) и начала говорить, что кто ее колышит, те приедут репетировать. На что я возразила, что мне хоть саммит большой восьмерки, (снова гримаса предрвотная, дык в расчете на это нарочно было сделано, вот не удержалась, чтоб не позлить), а все, что мешает работать мне - это называется "мельтешить". Дальше фантазия разыгралась, мы представили сей саммит и пришли к выводу, что приятно было бы посмотреть этих товарищей на комарике и во вторых - Нарыму то от саммита хоть бы гостиницу поставили и деньжат подкинули. Правда, деньги бы прожрали, а гостиница потом жрала бы бюджет, не окупаясь.

Про работу - дальше. На фото - в основном, родная каталажка.
читать дальшечитать дальше

По счастью,

URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:19

17:08 

19.08.2013 в 15:17
Пишет Вольфганг Шеффер:

День первый. 9 августа 2013 г.
Начну по порядку излагать свои записи из дневника, который вела в поездке. Ну, где-то пополняя, а в основном - следуя тексту.

День 1. Поедем в таксо. Кр-расота.

Выехать из Музея должны были в 7 утра, и я, памятуя, что первая сороковка идет в 6-10 от конечной, то есть к семи к музею никак не успевает, заказала такси. Даже со скидкой - потчти 500 р. Подъезжаю. Понятно, что примерно полседьмого - по пустым улицам ехать быстро. У запертых ворот стоят Зоя, руководитель нашей шарашки, с ее мужем Юрием Кузьмичем. Зоя одета по осеннему: ветровка, платок (гайморит у нее), брюки. Кузьмич - по-летнему: брюки, тениска. Я - и вовсе по-пляжному: шортики, борцовка и панамка-накомаорник.
Разумеется, отъезд задержался. Неторопливый водитель Митхаил Егорыч пришел ровно в 7, а еще - погруз. Ну понято, что фонды против того, что фондовые вещи ночь простоят в машине в запертом гараже, а обязательно должны ночевать в кабинете, который моожет отпереть куда больше народа. И должны грузиться под дождем. Покуда грузились, покуда заправились... Но оказались в Парабели ровно в 14, а не в 14-30, как договаривались. Мастер своего дела наш Михаил Егорыч.
Рассаживаемся. Зоя нервничает: на ней и материальная, и моральная ответственность. Однако, поехали весело, с шутками. Я с Маиной оказалась на переднем сидении, так что обзор у нас был классный. Кроме водителя ехали семеро: Зоя, Юрий Кузьмич, художник Оля (как потом выяснилось - классная девушка!) самый необходимый человек Виктор Иванович, интендант Марина, и Настя Зубарева, которая просто примазалась - родину навестить. Прикольно было рассчитываться по порядку. Я отзывалась последней и народ неизменно ржал на фразе "Семь! Расчет закончен!" Мужики, по крайней мере.

Дорогав до Парабели отличная. Даже где грунтовка и пылит, но тогда надо просто прикрывать окно. В Молчаново приняли утреннюю дозу чайку, обедали в Чажемто
В Чажемто мне позвонил наш зам по науке - блин, я неделю болталась по музею, после того, как он вышел из отпуска. Если ему че-то от меня надо - че бы это не решить? Но вроде, все решаемо.
В Парабели я купила обратные билеты: наши все должны были ехать в субботу, после праздника, но Котя хотел меня раньше, и я шутила, что на празднике я буду изображать большевика, сбежавшего из Нарымской ссылки.
Муж выпросил фотик (вот на хуа? Он не поехал на праздник топора!) и я снимала на antktajy/ Впрочем, мне обещали фотки Оля и Марина.
КСка нас уже ждала. Насколько понимаю, она принадлежала нарымской администрации. Загрузились. С нами сел какой-то журналист и пара рыбаков с пацанятами лет 8-9. Завязался разговор. Мне поначалу показалось, что рассказы об изобилии тут рыбы надо делить на 2 как минимум. Оказывается, правда!!! Народ обсуждал способы лова, то, что щука по большой воде не берет, и я сперва пыталась хоть что-то запомнить. Ни хуа! Китайская грамота.
Но тут выяснилось, что сдувает наши планшеты и на стоянке, где ссадили рыбаков, мы дружно высыпали на палубу - отчасти примотать скотчем барахло, отчасти - просто, чтобы не сидеть в каюте. Там, где работает мотор - жарко, как на печке.
Над Обью висит дымка, и берега, и солнце видно плохо, и вообще - берега так далеко, что их плохо видно.
Места пустынные - ни деревеньки, мелькнула какая-то усадьба - выяснилось, типа охотничьего домика.
Кстати, пока обратно ехала - любовалась берегами - дожди, шедшие несколько дней, прибили дымку.
читать дальшечитать дальше


URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:19

17:08 

18.08.2013 в 17:51
Пишет Вольфганг Шеффер:

Мои музы или "Эх, мальчики, мальчики"
Когда в деле есть некая личность, которая мне симпатична, я работаю с кайфом.
Так вот, еще в первый визит в Нарым в фондах было обнаружила штук пять фотографий, запечатлевших двух покойников в гробу. Все выгоревшие, такое чувство, что хранили их на свету, одна - с курьезной надписью на карточке: "Групповой портрет: Похороны Ермолаева и Гольдштейна". Пояснили, что это два революционера покончили жизнь самоубийством, и на похоронах ссыльные устроили акцию протеста.
На вопрос, а с чего это они самоубились, самый знающий человек Нарымского музея Любовь Николаевна ответила: "Не знаю, трудно, наверно, было".

Кстати, им ссыльные поставили хороший памятник из мрамора.
В общем, как-то это прошло мимо моего мозга, пока не попалась при подготовке экспозиции фотка, на которой один из них был живой.

Вот он, Алексей Сергеевич Ермолаев, которого хозяин фото подписал как "Алеша Ермолаев", лежит первый слева. Мордашка простая, но симпатичная, а поза, которую он принял, позируя, заставляет предположить некую выпендрежность. А еще - парень по возрасту явно зеленый.
А потом в подареной мне книженции "Большевики в Нарыме: сборник архивных документов" о нем нашлось немало документов.
То при обыске он писал иронические комментарии в протоколе "надеясь смутить пристава", то жандарм, характеризуя его поведение, отмечал, что поведения он "дерзкого и строптивого"
На самом деле, знакомясь с материалами ссыльных, понимаешь, что все они были потрясающе молоды. Алексей Ермолаев - не исключение. Загремевший в 1912 г. Нарымский край за революционную агитацию в родной Мотовилихе, на Урале, он едва перевалил за двадцатилетие. Да, конечно, в те времена рабочие парни взрослели рано, но это не отменяет того факта, что мне он в сыновья годится.
Так вот, Алеша Ермолаев не досидел года до окончания официального срока, он должен был освободиться в марте 1917. Принял стрихнин 26 марта 1916. Не один.
В той же книге есть документ, который вполне объясняет, что же ему не зажилось. Описаны условия, в которых он сидел.
Довыделывался Алексей Ермолаев, загремел сидеть в киндальский пункт ссылки. Да еще - с лишением денежного пособия, а работы в киндадле, ему, токарю по металлу, не было, хотя, наверно, в более крупных населенных пунктах он бы нашел себе приработок, рыбу там ловить или орешки собирать.
О том, что такое киндальский пункт, лучше всего не объяснять, а привести кусок рапорта исправника Пелиошевского, от 20 ноября 1914 г.
Из донесений уездного исправника Пелиошевского от 20 ноября 1914 г.
«Ныне в Киндале отбывают надзор 5 человек ссыльных, а именно: Сумецкий Мовша, Надеждин Михаил, Овчинников Алексей, Ермолаев Алексей и Воробьев Николай, проживавшие в этом пункте более года, находясь в более худших условиях жизни за свое дурное поведение, сравнительно с теми, которые отбывали надзор в других пунктах ссылки, выражавшиеся в том, что население деревни, относясь враждебно к ссыльным отказывало им в квартире, и последние размещались из-за милости в углах тесных изб. Затем, в деревне совершенно нет бани, нет ни одной торговой или мелочной лавочки, равно нет в продаже муки и хлеба (муку крестьяне покупают или в Нарыме, ли в Каргаске, отстоящем от города Нарыма в 55 верстах.) Зимой сообщение с Каргаском на лошадях, но летом возможно лишь в лодке, так что в случае заболевания ссыльного он с большим трудом может добраться до врачебного участка и то с большими затруднениями, так как ни лошадей, ни лодок жители ссыльным не дают из-за опасения подвергнуться взысканию в случае побега ссыльных. Принимая во внимание тяжелые жизненные условия нового пункта ссылки, и то, что ссыльные исправили поведение и во всем подчиняются надзору, я полагаю, что ссыльные понесли заслуженное наказание и ходатайствую о закрытии ссылки в д. Киндал.
Настоящим ходатайством я вынужден был войти перед вашим превосходительством и по тем причинам, что полицейские надзиратели, кои несут службу в Киндале, находятся в тех же тяжелых условиях жизни по обязанности службы…»
ГАТО, ф. 104, оп.2 д. 3839, подлинник.


Там начались проблемы со здоровьем, подал прошение о переводе в место более населенное, но получил отказ. Потом пристав Пелиошевский сам ходатайствовал о закрытии Киндальского ссылпункта - жандармы то вынуждены в той же дыре торчать. Судя по тому, где похоронен Леша Ермолаев, перевели его в Нарым.
не могу судить точно, но домысливаю, что если бы не встретился ему Самуил (Моня) Голдштейн, Ростов-донский большевик, севший за то же в 1914 году (и в том же возрасте, что Алексей Ермолаев), отличавшийся сперва таким же дерзким и строптивым поведением.
Вообще о Саумиле Гольдштейне известно меньше. Даже отчества нет.
Но известно, что в годы Первой Мировой продукты вздорожали, а пособие как было 8 рублей, так осталось.

небольшая справка:
читать дальше

В общем, два этих строптивых и не без демонстративности парня, видно, решили в знак протеста против условий содержания отравиться. Кто знает, может, поодиночке и не решились бы, а две головни ярче горят.
Протест имел резонанс, о факте самоубийства даже докладывали на заседании государственной Думы. Но для ссыльных похороны этих парней были событием, о котором потом в письмах писали, вспоминая о царившей на них "атмосфере братства и единомыслия".

Похоронили парней на окраине кладбища, и чуть ли не в одном гробу (не в одном, просто задолбали меня этим вопросом). После революции на могиле поставили новый памятник из бетона, разбили аллейку. Но в последнее время - не модно могилы павших революционеров обихаживать.
В общем, когда я в Нарым приехала, то одной из первых задач для меня было посещение Ермолаича и Мони (именно так их звали товарищи по ссылке в письмах). Привезли меня на могилу, и я просто в осадок выпала. Потому что эту засыпанную битым шифером и лишенную даже таблички конструкцию за памятник никак нельзя назвать. Оно конечно, хорошо, что она вообще есть. Ее теперь поджала с одной стороны частная усадьба, а с другой - магазин "Афанасий". Администрации надо еще спасибо сказать, что не дали на участке поставить частный дом, да и не до покойников Нарыму, тут живые бы зимой не померзли.
Но я стояла возле памятника, готовая разреветься от обиды, и в растерянности собирала с нее битый шифер и выкладывала его перед могилой в коврик...

В голове вертелась мысль о том, что нормальный памятник мне не по карману. А хочется бежать прямо в ближайшую ритуальную контору и заказать...
Наутро я привела туда Марину. Уже успокоившаяся, с осознанием, что памятника я мальчикам не оплачу, а вот табличку - запросто. Марина, шипела и плевалась ядом, снимала памятник, чтобы сообщить в Центр по охране памятников истории и культуры, в каком он состоянии.
А потом, погладив бетон памятника, по-бабьи вздохнула: "Эх, мальчики, мальчики"...

URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:18

17:07 

17.08.2013 в 19:03
Пишет Вольфганг Шеффер:

Нарым, любовь моя.
Да, я вернулась из Нарыма. Это потрясающая земля. Если ты едешь туда добровольно, то нет лучше ее. Если принудительно - то нет гаже.
Там история выглядывает из каждой помойки. Гуляя по берегу, поднимаешь с песка предметы старины: от черепков и коровьих зубов до палашей и старинных монет.
Там надо музеефицировать всю центральную улицу. Плюнь - попадешь в дом, где жил кто-нибудь известный.
Там есть у меня личная зацепка - то, что делало мою работу не просто долгом, но даром человеку, о котором думаешь, как о близком. И плевать, что его нет в живых с 1916 года. Нет, не так. С 26 марта 1916 года.
Это место, где я не хотела бы жить. Но я хотела бы регулярно приезжать туда работать. И ночевать в каталажке - это самое уютное место для проживания.
ПС, И, кажется, Нарым оставит меня без бедренных суставов. Они дико болят.

На фото - самое лично значимое для меня место Нарыма.


URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:17

17:11 

23.08.2013 в 07:22
Пишет Вольфганг Шеффер:

День 3. Продолжение.
Вчера много красили.Я в одиночку сковырнула со стены карту российской империи из ДСП. Тяжеленная дура. Народ пошутил, что видно, дух Леши Ермолаева покоя мне не дает. А я до могилы так и не дошла, хотя и третий день (ну, фактически, второй) в Нарыме. с каждым днем работы будет больше и больше.
Кстати, маленькая деталь. Сотрудники музея - выходные, правда, заглядывают к нам время от времени. Но усадьба закрыта, и чтобы никто не ходил из местных - а они туда регулярно заводят приезжих родственников, мы повесили на ворота замок, а сами лазаем через забор. Вечером Юрий Кузьмич зачем-то замок снял, тут же нарисовались посторонние, Марина истерила так, словно кто-то пустил в музей гопников. Из нежелательных посетителей у нас только один местный дедок - который тихий шизофреник. Рвется, блин, к культуре. Кстати, видела я его. Если бы не знала о нем, что такой вот волонтер - никогда бы не отшила грубо. Одет чистенько, перегаром не разит, лицо, как у многих тихих шизофреников - одухотворенное.
Рабочий день накануне затянулся. Повисли все баннеры (кроме одного), начали стрительство барака. Шнайдер не может работать неаккуратно. Барак выходит добротный, явно немцы ссыльные стоили. Сделали витрину в виде острожной башни. Ошалеть, как красиво и ладно вышло!
Снова купались - Марина проявила массу энтузиазма и снова бултыхалась на воде. Осталось добиться построения моего подиума.
Тут высвободился один жутко громоздкий экспонат: наличник с нарымского дома. Теперь его надо как-то врисовать ко мне. Решила прибить его к наружному краю подиума, пусть торчит, как тополь на Плющихе. Еще жандарма бы к нему пристроить.
читать дальше


URL записи
запись создана: 16.04.2015 в 16:23

14:49 

26.08.2014 в 10:16
Пишет Вольфганг Шеффер:

Отчет о фестивале Томский перекресток. Бытовуха.
Фестиваль удался. Были и хорошие барды, и те, кого я знаю, и новые имена. Хедлайнеры - Михаил Кочетков - пусть идет лесом со своим алкогольным юмором, и Василий Уриевский - мужичок с двойным дном, наблюдательный, остроумный, философичный хулиган. Респект. И таки да - все провинциалы, включая Уриевского из Саратова - забили москвича нафиг.
Но авторов надо слушать, Уриевского я, однако, нарою и запощу, Ланкина я уже постила.
А вот бытовое.
Во-первых, мы впервые взяли с собой большую палатку. 4 кг, но наверно, среднюю уже не будем брать даже в Кемерово. Шикарная, удобная, красивая. Восторг, короче.
читать дальше
Было много народа, многие с собаками. Как прошлый год, не обошлось без бродячего кота, который сначала был более чем недоверчив, а потом стал взымать жертву со всех вокруг. Разнообразие палаток приятное.
читать дальше

Концерты шли в пятницу вечером. С 9 до полпервого ночи, до конца мы не досидели - после вокальной студии "Акцент" Миргородского вышла гостья из Красноярска и усыпила всех, кто еще не уснул. Но выпусти ее в начале концерта - была бы вполне встречена приятно.
На следующий день марафон с 12 до часу ночи мы вынесли легко. Выступал, кстати, мальчик из Северска, Семен Ромащенко 13 лет, которого единственного из детей оставили на Гала-концерт, и там непоющий поэт произвел фурор. Правильно, 13-летний философ, любитель Бродского, художник и просто умница.
читать дальше
А вообще. С погодой повезло. Ночи были теплые - спали под одеялом, не вынимали спальники. Купались ежедневно без героизма, а просто потому, что жарко, а вода - теплая и освежающая.

Ночь с суботы на воскресенье имела признаки героизма. Рядом с нами остановилась компания интеллигентов. С часа ночи и до 5 они пели - пели хорошо, разнообразно - периодически просыпаясь, я отмечала богатый репертуар поющих, и спокойно засыпала.
А в пять кто-то приволок к костру немца. Настоящего немца, довольно посредственно говорящего по-русски. Что такое иностранец, который пытается в чужой стране наладить "дружеский контакт" с поддатым населением - представляете? Да, тот самый шаблон, который показан в куче фильмов с алкогольным юмором. Мужики разыграли сценку блестяще. Тут были и пьяные реплики, типа: "Ты, Пашка, в своей Германии всем скажи - не надо в Россию ходить. Эти вот дядечки, которые добродушные и с гитарами - только их тронь, они всех РАКОМ ПОСТАВЯТ!" и еще несколько аналогичных шаблонов. В конце немца предсказуемо напоили. То, что в этой ситуации иностранец выглядит как наивный ребенок - понятно, и меня такой юмор раздражает. В конце-концов Пауля увела какая-то женщина (русская), и вовремя - там разговор в какой-то момент обрел агрессивные интонации. Как только немец ушел, по разговору стало ясно, что народ куда трезвее, чем казался. Разобрали сценку, отметив неагрессивность немца и , кстати, тот момент, когда мне показалось, что разговор стал слегка недобрым. Правда, товарищ, который начал порыкивать, сказал, что он контролировал ситуацию и до ссоры не довел бы. Шутил. Но, собственно, после этого (примерно с 6-20 до 8-30), я тщетно пыталась заснуть и очень жалела, что по соседству оказались эти горлопаны.
В 12 начался заключительный концерт под названием "Нет резвее" - который явно по юмору интерпретировался как "Не трезвея". Под конец ведущий уже сам попросил, чтобы спели, наконец, про что-нибудь еще, кроме пьянки.
в 14-30 он закончился и мы пошли собираться.
Компания, которая ночью барагозила, сидела у костра, и уже подобрали какого-то сильно датого вьюноша, которого кто-то кинул, он с горя напился, и ребята пытались хоть как-то разрядить обстановку и отнять у него стакан. Под конец повели его знакомиться с Рыжиком, нашим котом, и в процессе знакомства вьюнош благополучно уснул.
Чем дело закончилось, мы не выяснили - уехали домой где-то часов в 16, и через час были дома.
Там брат приехал, племяшка младшая из Питера...

URL записи

14:50 

30.09.2014 в 15:35
Пишет Вольфганг Шеффер:

Выставка. Не буду писать сама, сошлюсь, что пишут другие.
obzor.westsib.ru/article/424780


URL записи

14:51 

05.10.2014 в 14:38
Пишет Вольфганг Шеффер:

Еще про выставку
На сей раз текст писала я.
tomskmuseum.ru/ru/news/645/
Проект «Сибиряки вольные и невольные» (пост-релиз)

читать дальше

На высылку...



23 сентября 2014 года проект «Сибиряки вольные и невольные», реализуемый в рамках грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» при поддержке благотворительного фонда В. Потанина, был представлен широкой публике.

Гости музея познакомились с выставкой и сайтом (сибиряки.онлайн) проекта, над которыми в течение года работали сотрудники Томского областного краеведческого музея, а также привлеченные партнеры и единомышленники.

Их круг оказался предельно широк. Среди них и профессиональные историки из Томска, Кемерова, Новосибирска и Барнаула, и специалисты-программисты компании «Online – media», и сотрудники Государственного архива Томской области и Центра документации новейшей истории Томской области, и коллеги из Музея г. Северска, представители Северского театра для детей и юношества и Томского областного театра куклы и актера «Скоморох» им. Р. Виндермана и, конечно, потомки переселенцев и спецпереселенцев, живущие в разных уголках Томской области.

Особую роль в представлении проекта сыграли главный режиссер и актрисы Томского областного театра юного зрителя – И. Ротенберг, С. Гарбар, О. Райх, Д. Ротенберг. Благодаря им на открытии выставки удалось создать ощущение эмоционального погружения в историю. Вместо традиционной презентации гости стали участниками настоящего спектакля. Начавшись как обычная экскурсия, проводимая сотрудником музея, действо плавно перетекло в продуманную композицию, сплетенную из вербализации русских народных песен, документальных источников и воспоминаний участников событий - бабушка одной из актрис переселилась в Томскую губернию на Алтай в годы Столыпинской реформы, а потом в 1931 году была раскулачена. Когда в финале спектакля звучал рвущий душу плач «Сухопляс», многие зрители с трудом сдерживали слезы. Не случайно, одна из посетительниц выставки – сотрудница архива написала в социальных сетях: «Мы тоже ставили выставку по «столыпинской реформе», однако, я и представить не могла, что это можно сделать настолько эмоционально».

После театрализации гости презентации начальник Департамента по культуре и туризму Томской области П.Л. Волк и депутат Законодательной Думы Томской области Л.Ф. Пичурин, архивисты и учителя истории поделились с собравшимися своими историями и соображениями о проекте. Ключевая идея проекта – «твоя семейная история, твоя судьба и история страны в твоих руках и зависит от тебя», так или иначе, звучала практически в каждом выступлении рассказе.

Сама экспозиция, начиная от этикеток, сформулированных в виде вопросов, и заканчивая большим количеством предметов, доступных для осмотра и исследования, вовлекает посетителя в диалог с экспонатом как свидетелем истории. Как отметила кандидат педагогических наук, один из ведущих российских специалистов в области музейного дела и музейной педагогики, эксперта грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» М.Ю. Юхневич, проект побуждает пришедших в музей к реконструкции собственных историй, к размышлению о своем месте в историческом процессе. В этом контексте сильными сторонами проекта, по мнению эксперта, стали обращение к проблемным моментам отечественной истории без навязывания готовой точки зрения, стремление к постоянному расширению аудитории, ориентация на личные истории и формирования «культуры участия».

Впереди новый этап работы. И, приступая к нему, хочется еще раз поблагодарить людей и учреждения, благодаря которым мы смогли дать старт данному проекту.

Теперь, после того как проект стартовал, многое будет зависеть от интереса и активности пользовательской аудитории, от того, насколько выставка и сайт смогут затронуть глубинные смыслы и эмоции в сознании и душе пользователей.

Приглашаем вас к участию в нашем проекте.

URL записи

14:53 

05.11.2014 в 07:19
Пишет Вольфганг Шеффер:

Этнографическая экспедиция совместно с Северским кадетским корпусом
30 октября 2014


27 октября 2014 года сотрудники Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова и воспитанники Северского кадетского корпуса в рамках реализации государственной программы «Повышения общественной безопасности в Томской области» и проекта «Сибиряки вольные и невольные» (сибиряки.онлайн) предприняли однодневную этнографическую экспедицию в поселок Кижирово и Петропавловка.

Задачей экспедиции было провести «разведку боем»: выяснить имена людей, живших в Кижирово до Великой Отечественной войны, уточнить планировку населенного пункта и определить старую часть деревни, установить возможные контакты с потенциальными респондентами.

Кадеты под руководством научного сотрудника музея к.и.н., Т.Ю. Назаренко обследовали кладбище и записали фамилии людей, чьих однофамильцев предстоит искать в Самуськах, Кижирово, Северске.

Удалось поговорить с родственниками погребенных, в результате записаны адреса двух респондентов. Выяснилось, что в группе кадетов был праправнук родившегося в 1832 году Антона Ивановича Шумиловского Иван Вахрушев, который получил индивидуальное задание взять интервью у бабушки.

Обследование застройки деревни Кижирово показало, что все старые дома находятся на одной улице, вытянутой вдоль реки. Таким образом выяснили первоначальный тип застройки – однорядную планировку.

В завершение поездки кадеты побывали в бывшем волостном селе Петропавловском, нашли место, где раньше стояла церковь, школа, проехали по улицам старой части села, обнаружили на площадке возле бывшей церкви безымянный памятник, по словам жителей Пертопавловки, поставленный партизану – борцу за Советскую Власть в годы Гражданской войны.

Впереди - работа по поиску бывших жителей Кижирова, интервью с выявленными респондентами. Сотрудники ТОКМ планируют поиск информации о селе в Архиве. А в планах экспедиций – поселок Орловка.

URL записи

14:57 

16.12.2014 в 15:27
Пишет Вольфганг Шеффер:

Давно обещала. Красноярский музей.
Если ради чего и стоит ехать в Красноярск на 1 день (то есть заведомо не имея возможности посмотреть город, все музеи и прочее) - так это ради Красноярского краевого краеведческого музея. Он настолько интересен для музейщика, что это надо видеть.
При том, что все не лишено недостатков. И сами музейщики говорят, что некоторые залы делали второпях, потому как сроки поджимали, деньги упали внезапно и требовали реализации "вотпрямсейчас". И в каждом отдельном комплексе есть свои недостатки, очевидные.
Но целое впечатление от экспозиции такое, что ничего, кроме "ВАХ!" и не скажешь.
Начнем с самого здания. Модерн - такой модерн. И если приспичило архитектору леониду Чернышову забабашить на брегу Енисея настоящий древнеебитский древнеегипетский храм, он и поставил его.
Узрев это однажды, не забудешь. Выйдя к нему по козьей тропе по задворкам - не забудешь вдвойне.

читать дальше

Планировка - вполне себе нормальная для храма или жилоо пространства, но для экспозиции - очешуеть.
Экспозиция же подразумевает связный рассказ, а тут попадаешь сперва в центральный неф, а куда идти, налево или направо - хоть бы стрелку поставили что ли?
Но потом просекаешь, что всегда главный зал - центральный, а тематика правого и левого довольно параллельны по смыслу - смотрите хоть налево, хоть направо, выйдет связный рассказ.
Итак, цоколь, центральный зал - это археология. Она вполне традиционно представлена. Если не считать пары реконструкций, все культуры расставлены в виде натюрмортов из археологических предметов.
Что, собственно, не плохо, но можно и интереснее поработать, представив археологию в виде взаимосвязанных комплексов.
читать дальше
Слева и справа стоит этнография аборигенов Сибири. Представлена подробно - каждый народ КК - эвенки, селькупы, нгнанасаны, якуты, хакасы - с костюмом на манекене, с предметами. Интересно не положение вещей, а скорее - обрамление зала, которое объединяет все это в единый комплекс. Плюс три вида дома: эвенкийский чум, хакасский круглый бревенчатый дом и долганский дом.
читать дальше
Плюс роскошный зал с шаманизмом. Я придирчиво обнюхала всех шаманских духов - в нашей коллекции есть другие фигурки, например, кунье, крохаль. Тут если они и есть, то не выставлены. Плюс шаманские костюмы. В круговой витрине они камлают сразу все. Это офигенно - потому как показывает сходство и различие костюмов шаманов у разных этносов. Виден образ птицы, который читается в большинстве костюмов и образ зверя, который вычленяется чуть хуже, и различие богатства костюма.
Плюс очень симпатичный вариант оформления залов в виде стилизованных орнаментов и рисунков.
Но ведущие тексты на 2 страницы А4 12 кеглем.... Это атас. Полный.
читать дальше
И все это - только первый этаж.

URL записи

16:48 

08.01.2015 в 19:26
Пишет Вольфганг Шеффер:

Самураи. Искусство войны.
Выставка путешествует по разным городам и весям, и я ее посмотрела.
Очень стильно и интересно. Черные стены, элементы, вызывающие ассоциации с японией, фильмы, очень содержательные, и грамотная разбивка на комплексы. Кимоно мерить не стала. А вообще можно.
читать дальше

Это фильм



URL записи
запись создана: 17.04.2015 в 14:58

Дневник велосипедистов

главная