12:47 

Кольчугинское восстание.

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Кольчугинское восстание - трагическая страница в истории Кольчугина-Ленинск-Кузнецкого. Подробная информация о нем изложена вот тут www.prometej.info/blog/istoriya/kolchuginskoe-v..., и по обилию деталей можно сказать, что этот материал написан в результате серьезной исследовательской работы.
Автор не пытается ни преувеличить значение восстания, ни сгладить ошибки организаторов. При этом текст написан с тем уважением, которого заслужили эти люди, принявшие участие в борьбе за Власть Советов, которая для них была единственной приемлемой альтернативой тем условиям, в которых жили шахтеры в Кольчугино. Шахтерский труд вообще опасен и тяжел. А когда уровень развития техники примитивен, рабочий день - 10-14 (!!!) часов, оплата труда построена так, чтобы извлечь сверхприбыль, а из зарплаты рабочий тратится еще на покупку инвентаря, лапмы, одежды для работы. А потом приходит Советская власть с ее восьмичасовым рабочим днем и гарантиями прав рабочего. И люди быстро привыкают к хорошему. А потом власть снова меняется, и все нововведения Советской власти ликвидируются. И вот появляется надежда, что можно вернуть хорошее. А среди руководителей многие откровенно молоды. И терпеть невозможно. Не удивительно, что к советам более осторожного Демьяна Погребного (кстати, одного из основателей Кольчугинской подпольной организации), считавшего, что надо дождаться, когда фронт приблизится к Кольчугино, или хотя бы мая, когда в случае поражения восстания можно уйти в тайгу и скрыться там, никто не прислушался.
Немного лиц:
Демьян Погребной, один из руководителей подпольного комитета. Человек, который здравомысляще относился к выбору времени восстания, но решение о восстании было принято в его отсутствие.


читать дальше


А результате с 25 марта по 9 апреля в шахтерском городке Кольчугино вспыхивает восстание, которое было не просто подавлено, а жестоко потоплено в крови. Жертвы террора - несколько сотен человек (цифры называют от 400 до 700, чаще всего встречается цифра 600). Для небольшого города это означает, что не было такой семьи, в которой не убили бы хотя бы одного человека.
Каратели клювом не щелкали. Во-первых, власть восставшие утратили довольно незаметно (см. текст), и в бывшем штабе восстания еще несколько дней сидел писарь и фиксировал имена тех, кто желал записаться в Красную Гвардию. Списки - более 60 человек, потом превратились в расстрельные. Сейчас историки, которые в споре склоняются к апологии Белого движения, именно ссылками на эти списки доказывают, что число жертв восстания "Завышено".
Но куда эффективнее сработал другой список. Проверили, кто не выходил на работу в шахту в день восстания. После чего объявили, что выдают заработную плату (ее долго задерживали). Всем, кто был в забое просто выдавали плату, а прогулявших отправляли правление, якобы завизировать ордер. Там их и арестовывали.
А в 1957 году было перезахоронение жертв белого террора, и выросший за годы Советской власти город видел вереницы гробов, которые несли от места расстрела - Камышина Лога, до одного из центральных скверов.
читать дальше

Так что нет ничего удивительного, что когда в Питере решили установить мемориальную доску в честь А.В. Колчака, жители Л-К отозвались предложением скинуться и послать на открытие ведерко крови...
Я буду рассказывать о том, как мы искали места памяти, связанные с этим событием.
читать дальше

Самое большое приключение было у нас связано с поиском вот этой мемориальной доски. Было помечено, что она находится где-то на углу площади Базарной, и было помечено, что ее надо искать. Мы облазили все дома вокруг, на которых могла быть эта доска, но не нашли. Это было в тот день, когда мы у храма Новомученников и исповедников российских встретились с очень приветливым мужиком. И, отчаявшись найти доску, решили вернуться в храм. Вдруг наш знакомец еще там и знает про эту доску. Он был там, и о доске тоже знал. Сказал, что сами мы ее не найдем, и обещал позвать человека, который откроет (я не сразу поняла,что). Ушел. Вскоре появился в компании нескольких мужиков, один из которых, явно недовольный, что его потревожили, и был обладателем того самого заветного ключа, открывающего путь к мемориальной доске.
Оказывается, доска висит... на стене часовни Георгия Победоносца, а часовенный двор по поводу вечернего времени уже заперт. Но вроде все тут, готовы открывать, идет вялый разговор, на фига нам эта доска сдалась, мы говорим, что собираем материалы о Кольчугинском восстании. И тут ключевладелец решил, видно, покуражиться, или уж правда у него мозги были так стесаны, что иного вопроса он не смог задать... Но только он спросил ПО ЧЬЕМУ БЛАГОСЛОВЕНИЮ МЫ СОБИРАЕМ МАТЕРИАЛ О КОЛЬЧУГИНСКОМ ВОССТАНИИ? Я просто обалдела от постановки вопроса, и моя реакция, похоже, была сопоставима с реакцией быка на пресловутую красную тряпку. Потому ответ был: "По благословению совести. Мы - коммунисты!" (ну, по крайней мере, на 50% верно, сергей то ближе всего к коммунистам по взглядам). Ключевладелец решил больше не связываться, отворил дверь и препроводил до вожделенной доски...


читать дальше

Но самое важное место памяти, самое страшное и самое сильное - это было место расстрела. Ехали мы до него долго.
читать дальше
Памятник скромен, ложок - сырой, и на тропе - черная угольная грязь, засохшая с весны. Возле памятника реально тяжело, хотя памятник ухожен, и даже свежие цветы возле него лежат. Не от заброшенности и обиды тут тяжело... Я впервые поняла, что та поза, в которую иудеи становятся у Стены Плача - она реально помогает справиться с тем, что бывает в таких местах...




   

Дневник велосипедистов

главная